Руководство

Пастырство в депрессии

By Джон Старк

Пастор Апостольской церкви в Манхэттене, Нью-Йорк. Вы можете найти его в Twitter @john_starke.
Article
02.26.2019

Я не помню всех подробностей разговора. Мы с женой вместе сидели в углу нашей квартиры, который мы назвали «гнездышком». Дело было вечером. Наше «гнездышко» находилось между залом и кухней, и в нем было достаточно места, чтобы уместить два кресла и столик с лампой между ними. Здесь за различными разговорами мы провели не один вечер. Этот вечер запечатлелся в моей памяти, потому что мы впервые по-настоящему говорили о моей печали.

Моя жена заметила во мне некую эмоциональную отчужденность. Я попытался объяснить происходящее в моем сердце на примере того, как затекает рука, если долго находится в неестественной позиции. Ты встаешь и пытаешься дотянуться рукой до стакана воды. Ты видишь стакан и видишь свою руку, но как бы ты ни хотел ее протянуть, у тебя не получается. Нечто подобное я чувствовал в своей эмоциональной жизни. Я желал эмоциональной связи, но что-то внутри меня затекло или отключилось. Что-то было не так.

Мое унылое состояние не стало открытием для моей супруги. Церковь проходила через сложные обстоятельства. Конфликты и путаница привели к тому, что впервые в жизни я испытал на себе клевету и ложь и потерял репутацию в глазах людей, о которых заботился. Я был измотан. Мои встречи с людьми постоянно затягивались до полуночи, но отношения оставались напряженными. Я потерял уверенность в себе. Я перестал видеть свет в конце туннеля. Все это длилось около полутора лет.

Но я начал замечать, что мои обстоятельства меня не просто огорчают или расстраивают. Что-то изменилось. Я чувствовал захватывающую меня тьму. Подобно удаву, мои печаль и уныние начали выжимать из меня дыхание. Стало сложно не видеть всю свою жизнь (мою семью, работу, отдых, молитвы) через призму грусти и печали. “Плоть может вынести лишь определенное количество ран и не более того,” говорил Чарльз Сперджен, “но душа может истекать кровью десятью тысячами способов и умирать снова и снова каждый час.” Другими словами, удручающие обстоятельства, возможно, и повлекли за собой депрессию, но нельзя было винить одни лишь обстоятельства в том, как долго я пребывал в унынии.

Раньше я никогда не испытывал депрессию. Я всегда находил силы заглянуть за следующий поворот. Я проповедовал себе истину посреди тяжелых обстоятельств и полагался либо на Бога, либо, греховным образом, на себя, чтобы пройти через испытания. Но теперь на меня будто надели эмоциональные шоры, которые не позволяли мне видеть или чувствовать что-то, кроме моей печали. Моя душа, казалось, отвергала слова ободрения, подобно телу, отвергающему вводимое лекарство. Ухватиться за надежду для меня стало сродни попыткам удержать в руках дым.

Однако, чем больше я открывался об этом другим, тем чаще слышал от других пасторов, что они также никогда не испытывали депрессии, пока не начали свое служение. Я был не одинок. Удивительно, что хотя слова истины и ободрения зачастую казались столь же эффективными, как сироп от кашля при лечении рака горла, постоянная поддержка другого страждущего пилигрима было подобно врачующей Божьей руке. Это помогло мне расширить рамки реальности. Депрессия была похожа на темную, витиеватую пещеру, но присутствие кого-то, кто знал мою боль не понаслышке, было похоже на голос в темноте, пробуждающий надежду на то, что выход есть.

Я был пастором, и я был в депрессии. Конечно, депрессия поражает не только пасторов, и не все пасторы испытывают депрессию. Однако я оказался неготовым к некоторым особым проблемам, связанным с тем, чтобы быть духовным лидером и поводырем и одновременно с этим пребывать в затяжной эмоциональной слабости. Как я могу помочь другим, если чувствую себя беспомощным? Как я могу проповедовать плод христианской радости, когда сам не испытывал ее несколько месяцев? Я был попеременно исполнен то стыдом, то чувством вины и страха.

ПЕЧАЛЬ – ЕСТЕСТЕННАЯ ЧАСТЬ ЖИЗНИ

Правда в том, что хорошие пасторы идут путем столкновения с потенциальной критикой и постоянно находятся в орбите боли других людей. Поэтому, мой друг пастор, тебе не следует удивляться, что ты можешь испытать депрессию, даже если раньше никогда ее не испытывал. Несение бремени постоянного эмоционального стресса, боли, страхов, критики, страданий и перемен в общине (большой или малой) является сложным призванием. Вы удивитесь, что это может сделать с вашей внутренней жизнью. Но хотя это может вас удивить, знайте, что в этом нет ничего необычного. Печаль — это часть обыденного христианского пути, не только доля пастырского служения. “Хорошо протоптана дорога к печали, это обычная овечья тропа к небесам, и все стадо Божье должно было по ней пройти”, – говорит Чарльз Сперджен.

Знаю, что в некоторых кругах есть предубеждения против того, чтобы пасторы искали душепопечения. Однако я уверен, что это благая вещь даже в периоды, которые не ощущаются кризисными. Библейское консультирование и мудрые советы других — это часть здоровой рутины духовных руководителей.

Ищите помощи в вашей поместной церкви и при этом помните, что не всякий сможет вам помочь. Не все вас поймут, но не бойтесь открыто говорить об этом с другими пресвитерами, если они есть в вашей церкви. Поместная церковь может быть (должна быть) исполнена такой милости, что даже ее лидеры, не будут бояться быть там уязвимыми. Однако нередко сложности депрессии могут оказаться слишком трудными для неподготовленных людей. Возможно, будет мудро обратиться за помощью со стороны.

НАЙТИ НУЖНЫЕ СЛОВА

По моему опыту, нахождение нужных слов и определений в разговоре о моей депрессии, были отличным первым шагом на пути к исцелению. Мы обретаем силу, называя вещи своими именами. Я не говорю об одной лишь способности использовать слово “депрессия”. Слыша образный язык других страждущих братьев, я сам начал лучше понимать бурю внутри меня. Точные слова могут помочь в анализе, но образы и метафоры, казалось, заставили мое сердце воскликнуть: “Именно это я сейчас и испытываю!”

Зак Эсвайн объясняет, что метафоры иногда помогают раскрыть тайны души лучше, чем точные термины, потому что они не углубляются в детали, а оставляют место; они допускают нюансы и различия; они требуют дальнейших размышлений и исследований.  Хорошие книги (Зак Эсвайн «Печаль Сперджена» или Джошуа Вульф Шенк «Меланхолия Линкольна») являются отличным подспорьем в освоении новой лексики. Однако лучшим лекарством станет жительство в Псалмах.

Я начал понимать, что псалмы были наполнены словами отчаявшихся, печальных, безнадежных и смущенных верующих. Я не знал, что у них есть слова, в которых я нуждался. Более глубоким и удивительным утешением было то, что они были вдохновлены Богом, Который знает, что необходимо сказать, когда мы сами этого не знаем. Бог знает, в каком отчаянии мы можем оказаться, и дал нам слова для этих времен. “Вот,” – говорит Он, “используйте эти слова. Они помогут.” Да, Дух воздыхает о нас, когда мы лежим бессловесно, словно хрупкий лист, но псалмы облекают наши душевные переживания в слова. “Душа моя истаевает от скорби” Псалом 118:28; “Утомлен я воздыханиями моими” Псалом 6:7. “Истощилась в печали жизнь моя и лета мои в стенаниях; изнемогла от грехов моих сила моя, и кости мои иссохли.” Псалом 30:11. “да не поглотит меня пучина” Псалом 68:16. “Ибо душа моя насытилась бедствиями…я стал, как человек без силы” Псалом 88:3.

Эти слова могут стать эмоциональными поручнями в наших попытках осмыслить происходящее в нашей душе и преодолеть депрессию.

СТРЕМИТЕСЬ К ЛУЧШИМ ПРИВЫЧКАМ

Слишком многие из нас спят меньше и едят больше, чем нужно. Мы не занимаемся спортом и переутомляемся. Мало того, что это вредит здоровью, это также способствует и эмоциональным недугам. Одним из основных оружий против депрессии является приобретение здоровых привычек.

Берите регулярный выходной. Боритесь за еженедельный день отдыха. Не поддавайтесь искушению работать в выходные дни. Питайтесь здоровой едой и занимайтесь физическими упражнениями. Это окажет удивительное влияние на вашу мысленную жизнь. Молитесь по псалмам. Созидайте здоровые дружеские отношения, даже если для этого вам придется пожертвовать комфортом. Нередко пасторы поверхностно знают всех, но ни с кем не имеют глубоких отношений. Отключите свой телефон перед ужином и не включайте его до завтрака. Делайте регулярные перерывы в использовании социальных сетей. Эти привычки не исцелят вас от депрессии, но укрепят вашу мысленную жизнь и эмоциональное здоровье.

После нескольких месяцев депрессии тьма начала отступать. Я испытал исцеление. Знаете, что самое удивительное? Радость, которую я сейчас испытываю от общения с друзьями, супругой, детьми и церковью, каким-то образом стала глубже! Думаю, что, как пастор, я также стал лучше. Другие люди, которые также столкнулись с депрессией или меланхолией, говорят, что им стало легче со мной делиться о своих испытаниях. Это дар Божий. Вы можете в это поверить? Господь каким-то образом восстановил все, что поела саранча, и дал даже больше. Слава Господу! Сам я бы не выбирал хождение во тьме, но тьма превратилась в благодать, и я не променял бы ее ни на что.