Руководство

Мягкое сердце и толстая кожа: как смирение защищает пастырей от перегорания

By Аарон Меникофф

Старший пастор баптистской церкви на горе Вернон в городе Санди Спрингс, штат Джорджия
Article
02.26.2019

Дьяконы церкви хотели поговорить о моей проповеди. Не так давно я стал пастором их церкви, и у них появились некоторые вопросы. Несколько незамужних женщин недавно покинули церковь, и эти дьяконы были убеждены, что в этом был виноват я. Они настаивали, что мои проповеди были слишком «мужскими». Я до сих пор так и не понял, что они имели в виду! Конечно же, я не намеревался проповедовать ни мужские, ни женские проповеди. Тем не менее, их это не устраивало.

Несколько месяцев спустя со мной решила поговорить одна пожилая пара. У них также были некоторые опасения. Речь шла о моей семье. Они поделились конструктивной критикой, особенно в адрес моей жены. На людях они были довольно дружелюбны и, казалось, что мы им очень нравились. В личных разговорах с другими они выражали сомнения о готовности нашей семьи нести совместное служение.

Примерно в это же время другой член церкви сказал мне, что что-то не так с утренним богослужением. Он никак не мог понять, в чем именно заключалась проблема. Казалось, он был рад, что я проповедую Библию, но ему хотелось чего-то менее серьезного и чего-то более радостного. По его мнению, в наших собраниях не хватало «чувства» поклонения.

Добро пожаловать в служение.

КРИТИКА МОЖЕТ БЫТЬ ПОЛЕЗНОЙ

Если вы пастор, то вместе со служением приходит и критика. Я поделился с вами примерами из ранних лет моего служения. Десять лет спустя в церкви, которой я служу, больше единства, чем когда-либо прежде. Тем не менее, критика никуда не исчезла. На днях один брат сказал, что первый пункт моей проповеди был слишком длинным. Он был прав! Я стремлюсь прислушиваться к благочестивой критике.

“Ухо, внимательное к учению жизни, пребывает между мудрыми” (Притчи 15:31). Критика и исправление необходимы каждому из нас, и мудрый лидер рад их принять. “Приятны царю уста правдивые, и говорящего истину он любит” (Притчи 16:13). Если тебе необходимо измениться, и тебе об этом говорят – это правильно и хорошо. Если ты делаешь что-то не так, и тебе об этом говорят – это благо для тебя. Критика может принести временную боль, но, если она справедлива, мы можем принять ее как дар от Господа. “Слушайся совета и принимай обличение, чтобы сделаться тебе впоследствии мудрым” (Притчи 19:20).

В МАЛЫХ ДОЗАХ, ПОЖАЛУЙСТА

Зрелый пастор знает, что критика полезна, но он хотел бы, чтобы она была минимальной. Причина тому проста: критика ранит. Брось слишком много углей в огонь, и твой стейк, скорее всего, сгорит. Направь нескончаемый поток критики в адрес пастора, и он, скорее всего, также сгорит. Критика, даже с самыми благими намерениями, может быть вредна в больших дозах. Никто не сможет преуспеть в состоянии постоянного уныния. “Тоска на сердце человека подавляет его, а доброе слово развеселяет его” (Притчи 12:25).

К сожалению, пасторы не могут контролировать ни количество, ни качество изливаемой на них критики. Часть ее – замечательна, полезна и животворяща. Другая критика просто несправедлива и недобра. Боксер не может требовать легких ударов, и пастор не может заставить члена быть сострадательным. Иногда люди просто говорят неправду.

  • “Тебе важнее членские списки, а не люди.”
  • “Ни разу не слышал от тебя доброго слова. Наверное, я тебе не нравлюсь.”
  • “Ты просто хочешь, чтобы все тебе подчинялись. На самом деле, тебе нет дела до мнения других.”
  • “Ты не любишь пожилых людей, тебя интересует одна лишь молодежь.”
  • “Ты неплохой проповедник, но далеко не пастырь.”

Подобная критика может не иметь ничего общего с реальностью. Или же в ней может быть крупица истины, но и она произносится со злобой. Овцы, как известно, могут бодать своих пастухов. Как пасторам реагировать на несправедливую критику?

В двух словах: не будьте тонкокожими и обидчивыми. Будьте толстокожими и обязательно будьте мягкосердыми.

НЕ БУДЬТЕ ТОНКОКОЖИМИ

Тонкокожий пастор не прослужит долго, потому что будет воспринимать каждый вопрос о направлении церкви как личную атаку. Каждый покидающий церковь член становится сродни ножу в спину. Он с трудом различает справедливую и несправедливую критику. Для тонкокожего пастора кажется, что за каждым углом его поджидает слово критики.

Некоторые тонкокожие пасторы из каждого критика делают чудовище. Они видят себя воинами истины и удивляются, почему остальные солдаты не шагают за ними ровными строями. Когда люди пытаются понять причины принятых им решений или высказывают несогласие, тонкокожий пастор воспринимает это как личное оскорбление. Возможно, тонкокожий пастор и не изменит выбранный им курс, но все равно будет разочарован и огорчен любой конфронтацией.

Другие тонкокожие пасторы настолько беспокойны, что сомневаются в каждом своем решении. Когда люди выступают против их руководства, такие пасторы склонны предполагать, что они, должно быть, ведут церковь в неверном направлении. Они основывают качество своего руководства на шуме толпы, а не на Слове Господа.

Как бы то ни было, тонкокожий пастор слишком много переживает о том, что думают другие люди. Их мнение бросает длинную тень уныния на его служение. Он всегда чувствует, что должен что-то доказать. Такие пасторы возводят стены, чтобы оградиться от людей. Они заточают себя в темноте и одиночестве.

Говоря простым языком, тонкокожие пасторы, вероятно, не должны быть в служении, потому что срок их служения, скорее всего, будет коротким.

БУДЬТЕ ТОЛСТОКОЖИМИ

Толстокожий пастор больше заботится об одобрении Бога, которому он поклоняется, чем об одобрении церкви, которой он служит. Как правило, он спокойно засыпает воскресным вечером, потому что знает, что Царство Божье не было поколеблено его не самой лучшей проповедью. Он может слышать плохие новости членов церкви днем— у меня обнаружен рак, моя жена ушла от меня—и тем не менее оставаться эмоционально доступным для своей семьи тем же вечером. Толстокожий пастор находит глубокое утешение и силу в истине суверенной благости Бога.

Поскольку толстокожий пастор знает, что будущее его церкви зависит от силы Духа, а не от него самого, он может принять решения, которые хорошо послужат ему и его семье. Он берет отпуск, в котором нуждается—даже если несколько членов церкви могут усомниться в его приоритетах—потому что знает, что его семье и его церкви нужен хорошо отдохнувший пастырь. Он откажется от некоторых церковных мероприятий, чтобы провести время с женой и детьми. Он признает, что некоторые, возможно, хотят, чтобы он был более доступным, но своим расписанием доказывает, что его семья стоит на первом месте.

Самое главное, толстокожий пастор позволяет овцам кусать его, потому что знает, что, в конце концов, они овцы! Христиане, которые десятилетиями слушали тематические проповеди, могут воспротивиться идее прохождения книги Библии по главам. Толстокожий пастор не обижается на их критику, он терпеливо объясняет, почему экспозиционная проповедь более полезна. Толстокожий пастор может быть подвергнут критике за то, что ведет церковь от громкой музыки к общему пению. Однако он не расстраивается, когда люди ошибочно заключают, что ему просто не нравится музыка; он смиренно объясняет, почему шаги, которые он предлагает, предназначены для долгосрочного блага общецерковного поклонения Богу.

Другими словами, каждый пастор неизбежно столкнется со шквалом критики. Мы живем по эту сторону рая. Но толстокожий пастор будет хранить свой взор на кресте, свое сердце в Господе, а свои руки на плуге.

И благодаря этому его служение, скорее всего, окажется долгим.

ОБЯЗАТЕЛЬНО БУДЬТЕ МЯГКОСЕРДЫМИ

Слоновья кожа может выдержать палящее африканское солнце, но, давайте посмотрим правде в глаза – легко ли вам будет обнять слона? Если толстокожий пастор не будет осторожен, то будет казаться неприступным. Он может ошибочно противопоставить верность Божьему Слову состраданию к Божьему народу.

Хорошим примером для нас является апостол Павел. Тот же самый человек, который сказал галатам, что не ищет “благоволения человека”, уподобил себя “кормилице, которая нежно обходится со своими детьми”, когда описывал свое служение фессалоникийцам. Толстокожий: Галатам 1:10. Мягкосердый: 1 Фессалоникийцам 2:7.

Еще лучшим является пример Иисуса. Он проявлял удивительную нежность к тем, кто Его отвергал. Спаситель описал себя как “птицу, [которая собирает] птенцов своих под крылья” (Луки 13:34). Если наш Царь мог быть так добр к Иерусалиму, то разве мы не должны быть сострадательны к церкви живого Бога (1 Тим. 3:15)?

Толстокожесть имеет свои опасности. Мы можем не столь быстро принимать хорошую критику. Мы можем казаться строгими, отстраненными или незаинтересованными в других. Мы можем предполагать, что окружающие нас такие же толстокожие, как и мы, и критиковать их слишком резко и прямо. Мы можем говорить с такой силой и резкостью, что причиним боль тем самым овцам, которых Бог доверил нашей заботе.

Давайте приложим все усилия для того, чтобы избежать этих ловушек. Члены нашей церкви драгоценны в Божьих глазах, даже когда они кусаются. Если мы будем слишком тонкокожи, то сдадимся под тяжестью их разочарования в нас. Если мы будем слишком толстокожи, мы оттолкнем братьев и сестер, которым Бог призвал нас служить. Поэтому обязательно будьте мягкосерды. Толстокожий и мягкосердечный пастор лучше всего подходит для долгого и верного служения.