Руководство

Когда ваш муж перегорел

By Анна Мур

Живет в Бэйсайд, штат Нью-Йорк, где ее муж Эд в течение 26 лет несет пасторское служение в Баптистской церкви Северного берега.
Article
02.26.2019

Я выросла в маленьком городке Северной Джорджии и никогда не мечтала о том, чтобы стать женой пастора или писательницей. Так вот, сейчас я являюсь и тем, и другим в Квинсе, Нью-Йорк! Причем женой пастора я стала гораздо раньше, чем автором первой книги. В течение 33 лет я имела честь служить бок о бок со своим мужем Эдом, который последние 26 лет нес служение старшего пастора. Я бы не хотела быть где-то еще или заниматься чем-то другим.

Но так было не всегда.

Иногда мы задумываемся о тех периодах служения, когда мы видели совсем мало зримого плода, а то и вовсе его не видели. У нас было несколько периодов, оглядываясь на которые я пытаюсь найти ответ на вопрос: “Что случилось?” Я думаю о людях, которые бесследно пропали из нашей церкви и спрашиваю себя:

“Где они сейчас?”

“Были ли они верно наставлены?”

“Были ли они вообще спасены?”

“Могла ли я их чем-то обидеть?”

“Что можно было сделать по-другому?”

Возможно, мы никогда не узнаем ответов на все эти вопросы. Тем не менее, нет смысла сокрушаться и корить себя по этому поводу. Вместо этого, мы стараемся честно оценить каждую ситуацию, извлечь из нее уроки, исследовать наши сердца и измениться, когда это необходимо. В конечном счете, мы должны осознавать, что Бог суверен и находить покой в Нем.

Но периоды без видимого плода не были самыми сложными в нашей жизни. Наибольшую безнадежность и разочарование вызывали периоды смятения внутри церкви. Именно атаки изнутри требовали наибольшей энергии и усилий. Одна из таких атак едва не стала причиной ухода моего мужа из служения.

Это произошло после 10 лет служения моего мужа, то есть более 15 лет назад. Первое, мирное десятилетие резко оборвалось, когда церковь разделилась по поводу возможных изменений в церковном уставе. Эти разделения ощущались как личная атака—в основном потому, что именно таковыми они и были. Я не могла понять, как они могли предать моего мужа? Как они могли предать нас? Я была шокирована тем, что члены церкви, некоторые из которых были на руководящих позициях и с которыми мы немало вместе прослужили, так резко изменили свое отношение к моему мужу.

Нападки, казалось, пришли из ниоткуда, но продолжались довольно долго. Группа членов церкви начала саботаж во время членского собрания, на котором мы обсуждали изменения в церковном уставе. Полетели стрелы ложных обвинений. Произошли предательства. Некоторые из нападок на Эда и других пресвитеров не были безосновательными, но тон и дух, в котором изливалась критика, были полны ядовитой злобы. И все это тянулось долгие месяцы.

Силы моего мужа начали истощаться. Он точно перегорел. Не одну ночь он провел, обессиленно плача в кресле в гостиной. Он был готов сдаться. Я часто слышала, как молодым мужчинам, желающим посвятить себя пасторскому служению, говорили: “Если вы можете заниматься чем-то еще и быть довольными, то вы не призваны к пасторскому служению.” Когда Эд сказал, что готов вернуться в свой родной город в Пенсильвании и работать в розничной торговле, я поняла, что дела очень плохи. Был ли мой муж создан для служения? Был ли он действительно “призван”?

Прежде чем окончательно сдаться, Эд начал отчаянный поиск работы в другой церкви. Единственная церковь, которая проявила интерес, находилась на противоположном побережье Соединенных Штатов. Это казалось достаточно далеким местом, чтобы убежать от всех проблем, но в Божьем провидении церковь не предложила ему работу.

И вот мы вновь погрузились в пучину проблем. Несмотря на то, что все было еще плохо, мало-помалу начало приходить облегчение. Затеявшие конфликт люди стали один за другим уходить, а оставшиеся члены церкви начали сплачиваться вокруг пресвитеров. Правда восторжествовала. Церковь прониклась великим чувством единства и мира.

Как такое могло случиться? Что—или, вернее сказать, кто послужил причиной перемен? В конечном счете это был Бог! Другого ответа действительно нет. И когда лед тронулся, Он милостиво использовал различные средства, чтобы поддержать этого пастора, его жену и всю церковь.

Какими бы трудными не были те месяцы, всякий раз, когда один из нас был особенно подавлен, другой, как правило, мог быть ободрением в обновленном духе и силе от Господа. Когда мы оба были настолько сокрушены, что не могли поднять своих голов, сам Господь милостиво брал нас на руки и нес дальше. Я знаю, что нападения приходились на моего мужа в гораздо большей мере, чем на меня, и все же он часто оберегал меня от конкретных деталей тех атак. И даже когда я ничем не могла ему помочь, я все еще могла молиться. Тот период был исполнен обильными молитвами.

Один из величайших даров, которые Бог дал нашей церкви и моему мужу – это пресвитерский совет. В самые мрачные часы нашего служения эти люди стояли за истину и упорно боролись за единство братьев. Они тоже подвергались нападениям. Их семьи испытали боль.

Они сплотились вокруг моего мужа, не как потакатели, но как верные братья и источник большой поддержки и подкрепления. Несколько раз за те годы я была ошеломлена милостью Божьей, явленной в том, как Он использовал этих мужчин в нужное время. Со слезами радости на глазах я благодарила Бога за этих верных пресвитеров.

Вся эта сумятица затронула не только нас двоих. У нас было четверо маленьких детей—маленькие глаза и уши, которые мы хотели защитить от нападений, маленькие сердца, которые мы хотели оберечь от вреда. Я так благодарна Богу, что мы сумели поддержать нормальную семейную жизнь на протяжении всей этой битвы. Мы смогли постоянно проводить семейные богослужения, во время которых мы продолжали изучение Библии в течение года. Поддержание чувства «нормальности» стало чрезвычайно полезным для нашей семьи.

Верные, дорогие друзья также проявили свою поддержку. Я знала, что они любят нас и молятся за нас. Те, кто поддерживал нас, так же, как и враги моего мужа, казалось, появились из ниоткуда. Некоторые сестры были особенно добры ко мне—их звонки, молитвы и совместное время в Слове стали огромным ободрением. Они знали, что я страдаю вместе с моим мужем. Когда вся пыль улеглась, мы увидели, как нападения послужили тому, чтобы укрепить нашу церковь и увеличить любовь и единство между братьями. Кроме того, Эд и другие пресвитеры обновились в своей решительности заботиться о Божьем стаде.

Но самым замечательным подкреплением для нас было то, что с нами стоял Иисус Христос. Даже если бы нас все оставили, Он бы нас не покинул. Почему? Потому что Он любит свою невесту, церковь. Мы дороги Ему—и именно к Нему, прежде всего, обращена моя благодарность!

Возможно, вы, как супруга пастора, лишь начинаете свое приключение. Возможно, вы были ею дольше меня, или же вы проходите очень тяжелый период служения прямо сейчас. Возможно, ваш муж находится на грани перегорания. В любом случае, помните Евангелие и радуйтесь ему! Приблизьтесь ко Христу! Превыше всех, именно Он поддержит вас и восстановит вашу радость.