Евангелие

Что такое Евангелие? Узкое и широкое понимание.

Статья
06.12.2017

В последнее время среди евангельских христиан ведется активная дискуссия о том, какое определение Евангелия использовать: должны ли мы говорить, что Евангелие — это только весть о том, что грешники могут получить прощение грехов через покаяние и веру в распятого Христа, или же это более широкое понятие. Дискуссия временами обостряется, и даже накаляется, когда представители одного лагеря обвиняют представителей другого в «упрощении» Евангелия, а те, в свою очередь возражают, что их оппоненты на самом деле представляют Евангелие размыто и отвлекают церковь от миссии, возложенной на нее Господом.

Мне кажется, что мы можем разрешить это недопонимание, сделав несколько осторожных наблюдений. По моему мнению, два основных лагеря в данном диалоге – те, кто говорят, что Евангелие — это благая весть о том, что Бог примиряет грешников с собой посредством заместительной жертвы Иисуса (назовем их «А») и те, кто говорит, что Евангелие — это благая весть о том, что Бог через Иисуса произведет обновление и восстановление всего мира («Б») – по большей части подразумевают разные вещи. Другими словами, мне не кажется, что А и Б отвечают на один и тот же вопрос. Несомненно, обе стороны говорят, что отвечают на вопрос: «Что такое Евангелие?» — и отсюда возникает напряженность. Однако, если мы посмотрим внимательнее, то, думаю, мы увидим, что они на самом деле отвечают на два совершенно разных и одинаково библейских вопроса.

Эти два вопроса звучат следующим образом:

  • А: Что такое Евангелие? Другими словами, какому посланию должен поверить человек, чтобы спастись?
  • Б: Что такое Евангелие? Другими словами, какова христианская Благая весть во всей своей полноте?

Когда представитель группы А слышит вопрос «Что такое Евангелие?», то понимает его как «Какому посланию должен поверить человек, чтобы спастись?», и он отвечает, рассказывая о смерти Христа за грешников и о призыве покаяться и уверовать.

Когда представитель группы Б слышит вопрос «Что такое Евангелие?», то понимает его следующим образом: «какова христианская Благая весть во всей своей полноте», и он отвечает, рассказывая о Божьем плане обновления и восстановления мира через Христа.

Становится понятно, почему могут возникать трения между представителями обеих групп. Если ответить на первый вопрос рассказом о новом творении, то, очевидно, люди сочтут ваш ответ слишком обобщенным и скажут, что вы не ставите крест на положенное ему центральное место. Когда в Писании люди задавали вопрос «Что мне сделать, чтобы спастись?», в ответ они получали: «раскайся в своих грехах и веруй в Иисуса», а не какие-то рассуждения о будущем новом творении.

Тем не менее, верно также и то, что Библия иногда (и даже часто) говорит о «Евангелии» в контексте нового творения. Таким образом, отвечать на вопрос (2) только говоря о смерти Христа за грешников и утверждая, что все остальное по определению Евангелием не является, действительно слишком узко. Это было бы как сказать, что воскресение тела, примирение иудеев и язычников, новые небеса и новая земля и множество других вещей почему-то не являются частью того, что Библия называет «Благой вестью» христианства.

Что нам необходимо понять, так это то, что ни один из этих двух вопросов не является неверным, и ни один из них не является более библейским, чем другой. Библия задает оба этих вопроса и отвечает на них. Теперь позвольте мне, опираясь на Писание, показать, почему я считаю, что оба вопроса, о которых я упомянул, имеют полное право на существование и основываются на Библии.

В моем прочтении, в Библии слово «Евангелие» используется в двух различных, но крайне взаимосвязанных значениях. Иногда «Евангелие» используется в очень широком значении для описания всех обещаний, которые Господь намеревается исполнить во Христе, включая не только прощение грехов, но и все, что из этого вытекает – установление царства, новые небеса и новую землю и так далее. Тем не менее, в других случаях «Евангелие» используется в очень узком смысле: для описания исключительно прощения грехов через заместительную смерть и воскресение Христа. В этих местах Писания более обширные обещания кажутся не столь заметными.

Ниже приведу несколько наиболее, по моему мнению, очевидных мест, где в Писании слово «Евангелие» используется в узком смысле:

1. Деян. 10:36-43 «Он послал народу Израиля Радостную Весть о том, что мы можем иметь мир с Ним через Иисуса Христа, Который является Господом всех людей… О Нем свидетельствуют все пророки, утверждая, что каждый верующий в Него получает прощение грехов благодаря Его имени» (Новый русский перевод).

Петр говорит, что Евангелие (Радостная Весть), которое он проповедует – это «мир через Иисуса Христа», и этим он подразумевает конкретную Благую весть о том, что «что каждый верующий в Него получает прощение грехов благодаря Его имени».

2. Рим. 1:16-17: «Ибо я не стыжусь благовествования Христова, потому что оно есть сила Божия ко спасению всякому верующему, во-первых, Иудею, потом и Еллину. В нем открывается правда Божия от веры в веру, как написано: праведный верою жив будет.»

Павел называет Евангелие «спасением» и правдой Божьей, которая открывается через веру. Из дальнейшего содержания послания мы знаем, что здесь он говорит о прощении грехов (оправдании) по вере, а не от дел. В послании к Римлянам он сосредотачивает внимание не на грядущем Царстве Божием, а на том, как можно стать частью этого царства. И именно это он называет «Евангелием».

3. 1 Кор. 1:17-18: «Ибо Христос послал меня не крестить, а благовествовать, не в премудрости слова, чтобы не упразднить креста Христова. Ибо слово о кресте для погибающих юродство есть, а для нас, спасаемых, — сила Божия.»

Евангелие, которое Павел послан проповедовать – это «слово о кресте».

4. 1 Кор. 15:1-5: «Напоминаю вам, братия, Евангелие, которое я благовествовал вам, которое вы и приняли, в котором и утвердились, которым и спасаетесь, если преподанное удерживаете так, как я благовествовал вам, если только не тщетно уверовали. Ибо я первоначально преподал вам, что и сам принял, то есть, что Христос умер за грехи наши, по Писанию, и что Он погребен был, и что воскрес в третий день, по Писанию, и что явился Кифе, потом двенадцати.»

Евангелие, которое проповедовал им Павел, и которое они приняли, заключалось в том, что «Христос умер за грехи наши… погребен был… и что воскрес в третий день». Последующие упоминания о явлениях Христа не следует воспринимать как часть «Евангелия», как если бы чтобы рассказать Евангелие нужно было обязательно упоминать явления Иисуса Петру, двенадцати апостолам и Иакову. Павел здесь упоминает эти явления чтобы подтвердить, что воскресение было реальным историческим событием.

А вот несколько наиболее очевидных мест, где, по моему мнению, слово «Евангелие» используется в широком смысле:

1. Мф 4:23: «И ходил Иисус по всей Галилее, уча в синагогах их и проповедуя Евангелие Царствия, и исцеляя всякую болезнь и всякую немощь в людях».

Это первое упоминание слова «Евангелие» в повествовании Матфея, поэтому следует ожидать, что он даст этому термину какое-то определение. Чтобы понять, что включает в себя «Евангелие Царствия», которое проповедовал Иисус, посмотрим немного выше, стих 17, где впервые упоминается «Царствие». Здесь записано, что Иисус проповедовал следующее: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное».

Евангелие Царствия, которое проповедовал Иисус, заключалось в том, что а) Царствие приблизилось и б) те, кто покается, могут войти в него.

2. Мк 1:14-15: «После того как Иоанн был арестован, Иисус пришел в Галилею, возвещая Радостную Весть от Бога. – Пришло время, – говорил Он, – Царство Божье уже близко! Покайтесь и верьте в Радостную Весть!»

За исключением самого первого стиха это первое место, где Марк использует данное слово в своем повествовании. «Евангелие Царствия Божия», которое возвещал Иисус, заключалось в следующем: «исполнилось время и приблизилось Царствие Божие: покайтесь и веруйте в Евангелие».

Евангелие Царствия Божия заключается в том, что а) приблизилось Царствие Божие, и те, кто уверуют, могут войти в него.

3. Лк. 4:18: «Дух Господа на Мне, потому что Он помазал Меня возвещать бедным Радостную Весть. Он послал Меня провозглашать свободу пленникам, прозрение слепым, освободить угнетенных…» (НРП)

Это цитата из Ветхого Завета, которой Иисус начинает свое публичное служение. Слова «Радостная Весть», так как они используются в Исаия 61, относятся, по моему мнению, к полному установлению власти Царствия Божьего.

4. Деян. 13:32-33: «Мы провозглашаем вам сейчас эту Радостную Весть: то, что Бог обещал нашим отцам, он исполнил для нас, их детей, воскресив Иисуса.» (НРП)

Стих 38 очень четко показывает, что Благая весть, которую возвещал Павел, заключалась в том, что прощение грехов дается «благодаря Ему». Но в то же время в стихе 32 говорится, что «Благая Весть» — это «то, что Бог обещал нашим отцам, он исполнил… воскресив Иисуса». Несомненно, что обещание Господа отцам, исполненное в Иисусе, включало в себя прощение грехов, но не ограничивалось им.

Таким образом, если внимательно изучить Новый Завет, мы можем увидеть, что слово «Евангелие» используется там как в широком, так и в более узком смысле. В более широком контексте, как в Матфея 4, Марка 1, Луки 4 и Деяниях 13, оно относится ко всем обещаниям, которые нам даны через служение Иисуса – не только прощения грехов, но и воскресения, примирения с Богом и другими людьми, освящения, славы, грядущего Царствия, новых небес и новой земли и так далее. Можно было бы сказать, что в этих случаях «Евангелие» относится ко всему комплексу Божьих обещаний, гарантированных жизнью и служением Христа. Можно это более широкое значение назвать Евангелием Царствия. В узком смысле, какой мы видим в Деяниях 10, во всем Послании к Римлянам, 1 Коринфянам 1 и 1 Коринфянам 15, «Евангелие» означает непосредственно искупительную смерть и воскресение Иисуса, и призыв ко всем людям покаяться и веровать в Него. Можно назвать это более узкое значение Евангелием Креста.

А теперь позвольте мне прояснить еще два момента. Во-первых, более широкий смысл слова «Евангелие» обязательно включает в себя более узкий. Посмотрите на эти примеры у Матфея и Марка: Иисус не просто провозглашает наступление Царствия, как считают многие, Он провозглашает наступление Царствия, а также способ, которым можно в него войти. Давайте посмотрим внимательнее: Иисус не проповедовал Евангелие, говоря «приблизилось Царствие небесное!», Он проповедовал Евангелие, говоря: «Приблизилось Царствие Небесное. Поэтому покайтесь и веруйте!» Это ключевой момент, это разница между Евангелием и не-Евангелием: Провозглашать установление Царствия и нового творения, и всего остального, опуская при этом провозглашение того, как люди могут попасть туда – раскаявшись и получив прощение грехов через веру во Христа и Его искупительную смерть – это проповедовать не-Евангелие. На самом деле, это значит нести плохую весть, ведь у людей не остается надежды стать частью этого нового творения. Евангелие Царствия – это не просто провозглашение Царствия. Это провозглашение Царствия и вместе с этим провозглашение того, что люди могут стать его частью через покаяние и веру во Христа.

Во-вторых, совершенно очевидно стоит отметить тот факт, что в Новом Завете «Евангелием» называется конкретная, более узкая по смыслу весть о прощении грехов через Христа. Таким образом неправы те, кто пытается доказывать что, например «Если вы проповедуете только прощение грехов через Христа, и не говорите о замысле Бога об обновлении мира, вы не проповедуете Евангелие». И Павел, и Петр (если брать только имена из приведенных выше примеров), казалось бы, вполне спокойно говорят о том, что они проповедовали Евангелие, когда они говорили людям исключительно о прощении грехов через заместительную смерть Иисуса и все.

Если же на самом деле в Новом Завете слово «Евангелие» используется как в широком, так и в узком значении, то как нам понимать взаимосвязь между этими двумя смыслами, между Евангелием Царствия и Евангелием Креста? Таков следующий вопрос, и мне кажется, ответ на него поможет нам обрести более четкое понимание некоторых очень важных вопросов.

Так каким же образом соотносятся Евангелие Царствия и Евангелие Креста? Я уже выдвигал утверждение, что Евангелие Царствия обязательно включает в себя Евангелие Креста. Однако, если быть более конкретным, является ли Евангелие Креста лишь частью Евангелия Царствия — или же это что-то большее? Занимает ли оно центральное или второстепенное место, является ли самой сутью или чем-то еще? И, раз уж на то пошло, почему авторы Нового Завета с готовностью используют термин «Евангелие» применительно к отдельно взятому обещанию прощения грехов через веру во Христа, а не к какому-либо другому обещанию, которое является частью Евангелия в более широком смысле? Почему мы нигде не находим, чтобы Павел говорил: «И вот Евангелие, которое я проповедовал вам: отныне люди могут примириться друг с другом»?

Я думаю, что мы можем получить ответы на все эти вопросы, поняв, что Евангелие Креста — это не просто какая-то часть Евангелия Царствия. Напротив, Евангелие Креста – это путь к Евангелию Царствия, его источник, можно даже сказать, что оно — зерно, из которого вырастает Евангелие Царствия. Прочтите весь Новый Завет и вы быстро поймете, что его главная мысль однозначна: человек не может иметь доступа к многочисленным благословениям Царствия, кроме как получив прощение грехов через смерть Христа. Это источник, из которого вытекает всё остальное.

Именно поэтому, как мне кажется, библейские авторы вполне правомерно называют этот источник «Евангелием», даже если все вместе – включая прощение, оправдание, воскресение, новое творение и так далее — они тоже называют Евангелием. Потому как доступ к более широкому набору благословений Евангелия возможен только через более ограниченный набор таких благословений (искупление, прощение, вера и покаяние), а также потому, что эти многочисленные благословения невозможно получить никак иначе, то совершенно корректно со стороны авторов Нового Завета называть этот путь, источник или зерно «Евангелием».

Настолько же корректно со стороны авторов Нового Завета называть источник «Евангелием» и в то же время не называть Евангелием другие частные благословения из более широкого набора. Поэтому примирение людей мы не называем Евангелием. Мы также не называем Евангелием новые небеса и новую землю. Но мы называем Евангелием прощение через искупление, потому что это источник всего остального и путь к нему.

Есть несколько важных следствий, вытекающих из вышесказанного.

Во-первых, стоит еще раз повторить: те, кто настаивают на том, что Евангелие — это провозглашение Царствия — просто-напросто ошибаются. Евангелие — это не провозглашение Царствия; в более широком смысле, это провозглашение Царствия и вместе с тем способов достижения этого Царствия.

Во-вторых, заявлять, что Евангелие Креста по каким-то доводам Евангелием не является, или является чем-то меньшим чем Евангелие, неверно. Пока ставится вопрос «чему должен поверить человек, чтобы спастись?», Евангелие Креста является Евангелием. Так говорят Иисус, Павел и Петр.*

В-третьих, заявлять, что Евангелие Царствия это почему-то не Евангелие, или не совсем Евангелие, также неверно. Пока ставится вопрос «что такое Благая Весть для христиан во всей ее полноте?», то Евангелие Царствия — это самое настоящее Евангелие. Так говорят Иисус, Павел и Петр.

В-четвертых, неверным было бы называть христианином человека просто потому, что он совершает добрые поступки и «следует примеру Христа». Для того, чтобы быть христианином, иметь часть в благословениях Царствия, нужно пройти сквозь тесные врата, что значит прийти ко Христу с верой, получить прощение грехов и быть искупленным. В «Путешествии Пилигрима» Буньян рассказывает историю Формалиста и Лицемера, которых Христианин встречает по пути в Небесный Град. После непродолжительной беседы Христианин понимает, что они перелезли через стену, чтобы попасть на путь, а не прошли через Тесные Врата. Вывод: эти двое не являются христианами, и это не зависит от того, насколько хорошо они следуют пути. Точно таким же образом очевидно, что и Последователь Иисуса, и Житель Царствия не христиане, если только они не пришли к распятому Христу с покаянием и верой ради прощения их грехов. Мы, может, и способны «жить так, как жил Иисус», но если мы не прошли Тесными Вратами искупления, веры и раскаяния, на самом деле ко Христу мы не пришли. Мы просто перескочили через стену.

В-пятых, как мне кажется, совершенно неправильно говорить, что не-Христианин «трудится для Царствия». Не-христианин, который ратует за примирение людей или за справедливость, совершает хорошее дело, но это не труд для Царствия, так как совершается он не во имя Царя. К. С. Льюис был не прав: невозможно совершать хорошие поступки во имя Таш и ждать, что Аслан будет этому рад.

В-шестых, высшей целью любого служения милосердия, осуществляемого как отдельным Христианином, так и церковью, должно быть указание всему миру на Тесные Врата. Я бы мог многое сказать на эту тему, но я думаю, что правильное понимание этой истины дает нам сильную мотивацию благовестия и свидетельства о Христе всему миру. Например, если вы делаете ремонт в парикмахерской во имя Иисуса, вам необходимо сказать владельцу (для краткости приведу довольно прямолинейные выражения): «послушайте, я делаю это, потому что служу Богу, для которого важны такие вещи как красота, порядок и мир. На самом деле Библия говорит, и я верю в это, что Господь однажды произведет обновление этого мира и установит Царствие, в котором краска не будет отшелушиваться, а деревья не будут умирать. Но (и вот здесь мы подходим к сути) я не думаю, что Вы будете частью этого. Причина — ваш грех. Выход: покаяние и вера во Христа». А затем вы должны будете сказать ему Благую Весть о кресте. Если Вы просто делаете ремонт в парикмахерской и говорите о Царствии, Вы не провозглашаете Евангелие. Евангелие Царствия — это провозглашение Царствия и вести о том, как туда попасть.

В-седьмых, как я уже утверждал ранее, мне кажется, что многие в так называемых возникающих церквях, несмотря на упорство, с каким они говорят о том, насколько поразительно и удивительно их Евангелие, полностью упустили из виду то, что действительно поразительно в Евангелии.

То, что Иисус является царем, и что Он установил царство любви и сострадания на самом-то деле вовсе не так уж и поразительно. Каждый еврей знал, что это когда-нибудь случится. То, что на самом деле поразительно в Евангелии, это то, что Новозаветный Царь умирает для спасения своих людей. Оказывается, что богоподобный Сын Человеческий у Даниила, Мессия у Давида, и Страдающий Слуга у Исайи — это один и тот же человек. Более того, это единственно возможный способ совместить Евангелие Царствия и Евангелие Креста. Иисус не просто царь, но Царь распятый. В сравнении с этим то, что многие в возникающих церквях называют поразительным Евангелием, совсем даже не поразительно. Оно просто скучно.

В-восьмых, все вышесказанное приводит нас к выводу о том, что в благовестии, миссионерстве, пасторстве центральное место должно отводиться Евангелию Креста – источнику и пути к более широкому Евангелию Царствия. И это потому, что все остальное недостижимо, и на самом деле оказывается плохой вестью, если мы не направляем людей туда. Мало того, мы живем в ту эпоху, когда важнейшее повеление от Господа для каждого человека — «покайся и веруй». Есть только одно повеление, которое на самом деле является частью Евангелия и в широком и в узком смысле: покайся и веруй. В наше время это первейшая обязанность человека, и поэтому в нашей проповеди мы также должны делать на это основной упор.

* Иисус очень явно проповедует Евангелие Креста (в Марка 10:45, например), даже несмотря на то, что в записанных Его высказываниях Он не произносит само слово «Евангелие». А если смотреть в общем, даже если мы признаем пользу от исследования отдельных слов, не следует слишком привязывать наше определение Евангелия и наше понимание его только к тем местам, где слово «Евангелие» непосредственно употребляется. В противном случае нам пришлось бы сказать, что Иоанн вообще не говорит о Евангелии, потому что он никогда не использует это слово в своих новозаветних текстах.

Прочитать оригинал статьи на английском вы можете здесь.

Перевод выполнен и опубликован нашим партнером Ekklesia.

More articles tagged as: