Евангелие

Терапевтическое евангелие

Статья
02.15.2018

В главе, которая, возможно, является самой известной во всей западной литературе, представлена привлекательность так называемого «терапевтического евангелия».

В главе под названием «Великий Инквизитор» (Братья Карамазовы, II:5:v) Федор Михайлович Достоевский представляет Иисуса возвратившимся в Испанию 16 века. Но церковные власти не рады Ему. Кардинал Севильи, глава инквизиции, арестовывает и садит Иисуса за решетку, приговаривая его к смерти. Почему? Церковь изменила свой курс. Она решила восполнять инстинктивные человеческие потребности вместо того, чтобы призывать людей к покаянию. Церковь решила изменить свое послание в угоду нуждам, которые люди имеют, вместо того, чтобы призвать к высшей, святой и совсем не простой свободе веры, действующей любовью. Библейский пример Христа и Его послание считаются слишком тяжелыми для слабых душ, и потому церковь решила их упростить.

Великий Инквизитор, играющий роль глашатая сбившейся с пути церкви, допрашивает Иисуса в тюремной камере. Он встает на сторону искусителя и задает вопросы подобные тем трем, которые тот задал Иисусу в пустыне много веков до этого. Он говорит, что церковь предоставит земной хлеб вместо хлеба с небес. Она предоставит религиозные таинства и чудеса вместо веры в Слово Божие. Она покажет временную силу и власть вместо служения призыву к свободе. «Мы подкорректировали твою работу», — говорит Инквизитор Иисусу.

Евангелие Инквизитора – это терапевтическое евангелие. Оно устроено таким образом, чтобы давать людям то, что им угодно, никак не изменяя их желания. Оно полностью сконцентрировано на благополучии человека и его временной радости. Такое евангелие не берет во внимание славу Божью во Христе. Оно утратило всякое понятие об узком, трудном пути, который приводит к истинному процветанию человека и его вечной радости. Это терапевтическое евангелие принимает и покрывает человеческие слабости, ища улучшения самых очевидных симптомов душевного смятения. Оно заставляет людей чувствовать себя лучше. Оно принимает человеческую природу как данность, потому что изменить человеческую природу слишком тяжело. Такому евангелию не нужен Царь с небес. Оно не пытается преобразовать людей в тех, кто будет любить Бога, учитывая истину о том, кто такой Иисус, каков Он и что Он делает.

Современное терапевтическое евангелие

Самые очевидные, инстинктивные нужды среднестатистического человека в двадцать первом веке, конечно, отличаются от тех нужд, которые описал Достоевский. Многие из нас принимают бесперебойное питание и наличие жилья у нас как само собой разумеющееся. Замену чудесам мы находим в чудесном мире технологий. Нужды среднестатистического человека не настолько приземлены как во времена Инквизитора. Они отражают более утонченный и рафинированный эгоизм:

  • Я хочу, чтобы меня любили таким, какой я; чтобы меня жалели за то, через что мне пришлось пройти; чтобы я чувствовал, что меня глубоко понимают, и что меня принимают безусловно
  • Я хочу переживать ощущение личной значимости; хочу расти в личном и профессиональном смысле; хочу знать, что моя жизнь ценна и, конечно, хочу оставить след в истории
  • Я хочу иметь чувство собственного достоинства, получить подтверждение, что со мной все в порядке, хочу иметь возможность отстаивать свою точку зрения и желания
  • Я хочу, чтобы меня развлекали, хочу переживать удовольствие от бесконечного потока представлений, которые будут радовать глаз и услаждать слух
  • Я хочу переживать приключения, восторг, страсть и быть в гуще событий, чтобы жизнь не казалась монотонной и скучной

Современное терапевтическое евангелие прокладывает свой курс, исходя из списка желаний, перечисленных выше. Мы, наверное, можем сказать, что целью такого евангелия являются психологические нужды, более чем физические, которые больше свойственны тем, кто живет в тяжелых социальных условиях. (Современное евангелие процветания и одержимость «чудесами» отражает более старую версию терапевтического евангелия Великого Инквизитора).

В этом новом евангелии великие «злодеи», которые нуждаются в исправлении, никак не связаны с призывом фундаментально изменить желания человеческого сердца. Вместо этого, проблема заключается в моем переживании отвержения меня всем миром; губительном понимании тщетности жизни; в моем нервозном самобичевании и неуверенности в себе; в неизбежной угрозе скуки, которая нахлынет, как только я выключу музыку; да еще и в капризной жалобе на неудобное место в общественном транспорте или потрепанном такси. Вот они сегодняшние серьезные нужды, которым евангелие призвано послужить. Иисус и церковь существуют для того, чтобы ты почувствовал себя любимым, значимым, оцененным, веселым и положительно зараженным. Такое евангелие призвано сгладить симптомы душевного смятения. Оно сделает так, что вы почувствуете себя лучше. Смысла этого терапевтического евангелия в том, что «иисус-для-Меня» восполняет мои личные нужды и успокаивает душевные переживания.

Терапевтический подход неплох там, где он уместен. По медицинскому определению, терапевтический взгляд рассматривает вопросы физических болей и душевных срывов. Буквально, терапия – это лечение болезни, травмы или порока. Вы не призываете к покаянию кого-то по причине рака толстой кишки, сломанной ноги или авитаминоза. Вы ищете исцеления. С этим все понятно. Но в современном терапевтическом евангелии медицинский взгляд на мир метафорично перенесен на субъективные желания. Их определяют так же, как и физическую патологию. Вы плохо себя чувствуете — терапия сделает так, что вы почувствуете себя лучше. Диагностирование заболевания не принимает во внимание греховность человеческого сердца. Вы не причина ваших глубочайших проблем, вы лишь страдалец и жертва невосполненных нужд. Курс лечения пропускает Спасителя, взявшего на Себя грех. Раскаяние в неверии, упрямстве и нечестии даже не стоит на повестке дня. Грешников не призывают совершить радикальный поворот в жизни и войти в новую жизнь, единственную истинную жизнь. Такое евангелие потакает самолюбованию. Нет в этом евангелии ничего, что заставило бы вас любить Бога и любить кого-то кроме себя любимого. Такое терапевтическое евангелие может часто упоминать «Иисуса», который на самом деле преобразовался в Оценщика нужд твоих, никак не Спасителя от грехов твоих. Оно изменяет подвиг Христов. Терапевтическое евангелие лишает истинное Евангелие содержания.

Евангелие на все времена

Истинное Евангелие — это Благая Весть Слова, Которое стало плотью, взявшего на Себя грехи Спасителя, воскресшего Господа господ: «Я жив! Я был мертв, но вот, Я навеки жив!» (Откр.1:18). Этот Христос переворачивает мир вверх ногами. Дух Святой переписывает наши чувственные нужды через Свое присутствие и Свою работу в нашем сердце. Потому как начало мудрости — это страх Господень, то мы начинаем ощущать совсем другой набор нужд, когда Бог приходит и когда мы понимаем, что стоим мы или падаем – все происходит в Его присутствии. Мои инстинктивные желания заменены (временами быстро, иногда постепенно) растущим осознанием истинных, жизненно важных нужд:

  • Я нуждаюсь в милости более, чем в чем-либо — «Ради имени Твоего, Господи, прости согрешение мое, ибо велико оно»;
  • Я хочу научиться мудрости и отучиться от упрямого самолюбования — «Ничто из желаемого тобою не сравнится с нею [мудростью]»;
  • Я нуждаюсь в том, чтобы научиться любить Бога и ближнего — «Цель же учения есть любовь от чистого сердца и доброй совести и нелицемерной веры»;
  • Я желаю, чтобы имя Божие было прославлено, чтобы царствие Его пришло, и чтобы воля Его была исполнена на земле;
  • Я хочу, чтобы Христова слава, милость и благость были видны на земле, и чтобы знание о Нем наполнило землю, как вода наполняет океан;
  • Я нуждаюсь в том, чтобы Бог изменил меня, чтобы я не был тем, кем я являюсь по природе, выбору и на практике;
  • Я нуждаюсь в том, чтобы Он освободил меня от одержимости самоправедностью, чтобы Он сразил мое самооправдание, чтобы я начал чувствовать мою нужду в милости Христа и, как результат, начал с большим пониманием относиться к другим;
  • Я нуждаюсь в Божией сверхъестественной и глубокой помощи для того, чтобы желать и делать то, что останется в вечности, вместо того, чтобы растрачивать свою жизнь попусту;
  • Я хочу научиться тому как проходить трудности и испытания в надежде, видя, как моя вера все более укореняется и очищается;
  • Я должен научиться поклоняться, наслаждаться, доверять, благодарить, взывать, находить покой и надежду;
  • Я стремлюсь к воскресению к вечной жизни — «Мы в себе стенаем, ожидая усыновления, искупления тела нашего»;
  • Я нуждаюсь в Самом Боге — «Яви мне славу Свою»; «Маранафа. Гряди Господь Иисус».

Сотвори это, Отец милости. Сотвори это, Искупитель всего темного и сломленного.

Молитва выражает желания. Молитва выражает ваши переживания. Господь, помилуй нас. Песня выражает радость и благодарение от исполнившегося желания. Песня выражает ваше понимание того, кем Бог является и всего, что Он дает. О, Благодать, как ты сладка. Но в Библии нет ни молитв, ни песен, которые бы черпали свои темы из современных терапевтических нужд. Представьте только: «Отец небесный, помоги мне почувствовать, что у меня все в порядке и мне не нужно в чем-то меняться. Защити меня от того, чтобы я не заскучал. Аллилуйя! Я незаменим и пусть то, что я делаю оказывает огромный эффект на других, чтобы я мог самореализоваться». Господи, помилуй нас и не дай нам так молиться! Вместо этого в Писании мы видим тысячи просьб и благодарений, которые указывают нам на истинные нужды и на нашего истинного Спасителя.

Хорошие дары, плохие боги

Правильно определенные и верно истолкованные переживания и нужды могут стать хорошими дарами. Но в роли богов они плохи. Всему свое место. Ищите Царства Небесного и правды его и всякий другой добрый дар прибавится вам.

Это легко увидеть на примере трех конкретных даров, предложенных терапевтическим евангелием Великого Инквизитора. Иметь стабильный источник питания, «хлеб на завтра» (Матф.6:11, буквально) — это добрый дар. Все люди ищут пропитание, воду и одежду (Матф.6:32). Наш Отец знает нашу нужду. Но, прежде всего, ищите Царствия Его. Не хлебом единым вы живете, но всяким словом, исходящим из уст Божьих. Если вы поклоняетесь своим физическим нуждам, вы погибнете. Но если вы поклоняетесь Богу, Даятелю всякого доброго дара, тогда вы будете благодарны за все, что Он дает вам; вы никогда не потеряете надежду, даже испытывая нужду; и вы точно насладитесь вечным пиром на Небесах.

Переживание трепета и некоего таинства также является добрым даром. Но здесь должна применяться та же логика. Бог — это не волшебник страны Оз, который творит переживания удивительного лишь ради самого переживания. Иисус сказал: «Нет» на предложение выставить Себя на показ посреди храма (Лука 4:9-12). Его ежедневное послушание Богу — вот чудо из чудес. Расставив все по своим местам, вы сможете увидеть славное и в малом, и в большом. В конце времен вы увидите, что все вокруг вас чудесно, и то, что уже есть (Откр.4), и то, что было (Откр.5). Вы познаете неисследимого Бога, Творца и Искупителя, чье имя Чудный.

Подобным же образом и политический порядок — это добрый дар. Нам должно молиться за власти, чтобы нам проводить тихую жизнь (1 Тим.2:2). Но если вы ждете справедливого общества, то вы будете разочарованы. Опять же, ищите, прежде всего, Царства Божьего. Работайте над достижением справедливого социального общества, получайте удовольствие от того, что уже достигнуто и имейте терпение переносить несправедливость. В конце времен, в тот день, когда всякое колено преклонится перед истинным Царем, вы познаете неизреченную радость.

Конечно же, Бог дает добрые дары. Но Он также дает лучший из всех даров, неизреченный дар Его! Великий Инквизитор сжег Иисуса для того, чтобы стереть с лица и Дар и Даятеля этого Дара. Он выбрал дать людям добрые дары, обойдя стороной самый важный Дар.

То, что предлагается современным терапевтическим евангелием немного сложнее растолковать. Зловонье самолюбования и эгоизма неотступно следует за этим списком нужд под названием «Я хочу». Но даже эти нужды в верном их изложении и интерпретации указывают в направлении доброго дара. Центральный ориентир общего пакета этих переживаний и нужд очень серьезно сбит, но каждый отдельный элемент может быть правильно истолкован. Всякое «иное евангелие» (Гал.1:6) представляется правдоподобным, предлагая лишь кусочки реальности, собранные в структуру, которая противоречит библейской истине. Дьявольское искушение Адама и Евы было правдоподобным только потому, что включало в себя много элементов реальности, постоянно указывая в направлении истины, одновременно с этим настойчиво от этой истины уводя: «Посмотри, хорошее и приятное дерево. Бог сказал, что испытание выявит и зло, и добро, с возможностью получить жизнь, а не смерть. Также как мудр Бог, и вы, выбирающие сейчас, можете стать мудрыми. Придите и вкусите».  Казалось бы, так близко они были, но на самом деле очень далеко.

Давайте рассмотрим поподробнее те пять элементов, которые мы определили в терапевтическом евангелии:

  1. «Нужда в любви»? Уж конечно, ничего дурного нет в том, чтобы знать, что вас понимают и любят. Бог, Который судит и помышления, и намерения сердечные также возлюбил нас. Тем не менее, все это кардинально отличается от инстинктивного стремления к принятию меня таким какой я есть. Христова любовь приходит целенаправленно и лично вопреки тому, какой я есть. Вы приняты благодаря тому, какой Иисус, из-за того, что Он сделал, делает и будет делать. Бог на самом деле принимает тебя, и если Бог за тебя, кто может быть против? Но, принимая тебя, Бог не одобряет и не поддерживает то, каков ты. Напротив, Он занимается тем, что преобразовывает тебя в кардинально другую личность. В истинном Евангелии ты чувствуешь себя понятым и любимым, но твоя неусыпная «нужда в любви» уже не управляет тобой.
  2. «Нужда в значимости»? Это, кончено же, добрый дар, если труд рук ваших будет иметь значимость в вечности: если это будет строение из золота, серебра и драгоценных камней, а не дерева, сена и соломы. Хорошо, когда то, как ты проживаешь свою жизнь, действительно значимо, и когда твои дела следуют за тобой в вечность. Тщеславие, пустота и бесполезность являются проклятием нашей работы, и не обязательно к моменту выхода на пенсию, в день смерти или в судный день, но и намного раньше. Но истинное Евангелие переворачивает порядок вещей, предполагаемый терапевтическим евангелием. Желание быть влиятельным и значимым – одна из типичных юношеских похотей, которая бурлит внутри нас. Это ничто иное, как простое идолопоклонство. Желание быть влиятельным сидит в капитанском кресле человеческого сердца. Бог не восполняет вашу нужду в значимости — Он восполняет вашу нужду в милости и освобождении от одержимости личной значимостью. Когда вы отворачиваетесь от своего рабства и поворачиваетесь к Богу, именно тогда ваши дела начинают приобретать значимость. Евангелие Иисуса и плод веры не предназначены для того, чтобы восполнить ваши нужды. Иисус освобождает от переживаний и нужд, а также пересотворяет вас иметь страх Господень и соблюдать Его заповеди (Еккл.12:13). По иронии божественной благодати именно это придает значимость тому, что вы делаете.
  3. «Нужда в чувстве собственного достоинства»? Приобрести уверенность в том, кем ты являешься — это великий дар. Послание к Ефесянам усеяно несколькими десятками заявлений об «идентичности» последователя Христа, потому что через это Дух призывает к жизни дерзновенной веры и любви. Вы Божьи святые, избранные, усыновленные дети, возлюбленные, небесные жители, рабы, воины, часть Его творения, Невеста, жилище Его. И все это во Христе. Ни один аспект вашей личности не ссылается лишь на вас самих, подпитывая ваше эго. Ваше мнение о себе неизмеримо менее важно, чем мнение Бога о вас, и правильная самооценка происходит из Божьей оценки. Истинная идентичность человека производится в системе координат, в которой Бог есть центр всего, никак не человек. Истинное понимание того, кем вы являетесь, связано с осознанием достоинства Христа. Большая уверенность во Христе связана с решением не полагаться на себя и уверенность в своих силах. Бог не заменяет робость и желание угождать людям на самонадеянность. На самом деле, полагаться на свое мнение и желания — это признак глупости. Только по мере того, как вы освобождаетесь от гнета ваших мнений и желаний, вы можете начать их правильно оценивать и выражать их подходящим образом.
  4. «Нужда в удовольствии»? На самом деле, истинное Евангелие обещает бесконечно прекрасное переживание и насыщение от потока сладостей Божьих (Пс.35:9). Это описание пребывания в присутствии Божьем. Но как мы видели в каждом из пунктов, это связано с изменением наших инстинктивных желаний, а не с их удовлетворением. Путь радости — это путь страданий, терпения, постоянного послушания, готовности отождествиться с человеческим страданием, готовности ниспровергнуть свои самые навязчивые желания и инстинкты. Я не нуждаюсь в развлечениях, но я точно нуждаюсь в том, чтобы научиться поклоняться от всего своего сердца.
  5. «Нужда в увлеченности и приключениях»? Быть частью Царства Христова — это означает играть роль в величайшей истории, которая когда-либо имела место быть. И опять парадокс искупления переворачивает мир с ног на голову. Настоящее приключение идет дорогой слабости, борьбы, терпения, стойкости и маленьких добрых дел, исполняемых верно. Путь к совершенству в мудрости не выглядит гламурным. Другие могут отдыхать в более экзотических местах и наслаждаться более захватывающим браком. Путь Христа требует больше труда, чем острых ощущений. Иисус нуждался в твердости духа намного больше, чем в увлеченности. Его Царство, возможно, не заполнит наше желание острых ощущений и адреналина, но помните, что истинная радость известна лишь сынам Господним.

Мы говорим «да» и «аминь» на все добрые дары. Но всему должно быть место. Современное терапевтическое евангелие в своих различных проявлениях воспринимает наши «хотелки» как данность. Оно тянется за конфетками. Оно вымещает поклонение Даятелю, Чьим величайшим даром является милость к нам за то, чего мы желаем инстинктивно, от рождения, по привычке. Иисус призывает нас к радикальному покаянию. Боб Дилан описал терапевтическое евангелие в удивительной фразе в одной из своих песен: «Ты думаешь, что он твой мальчик на побегушках, призванный удовлетворять твои изменчивые желания» (из песни «Когда ты проснешься?») Второстепенные дары вознесены до статуса тех, кому прислуживает Первый из всех.

Расставьте приоритеты верно. Примите Евангелие воплощения, распятия, воскресения и славы. Переживайте евангелие покаяния, веры и преобразования в образ Сына. Провозглашайте Евангелие грядущего Дня Христа, когда будут явлены вечная жизнь и вечная смерть.

 Какое Евангелие?

Каким евангелием живете вы? Какое евангелие проповедуете вы? Какие нужды вы пробуждаете и к каким нуждам обращаетесь в других? Какой Христос будет Христом вашего народа? Будет ли это тот, кто просто потакает вашим нуждам? Или Христос, Который переворачивает мир и творит все новое?

Великий Инквизитор был очень отзывчивым на нужды людей, очень чувствительным ко всему, что повсюду ищут все люди, и понимающим, как сложно будет кого-то изменить. Но в итоге он показал, что он ничто иное, чем чудовище. Мне нравится одно высказывание. Звучит оно так: «Если вы не стремитесь к тому, чтобы восполнить физические нужды людей, то это бессердечно. Но если вы не даете людям распятого, воскресшего и грядущего Христа, то это безнадежно». Иисус кормил голодных хлебом, и Иисус предложил Свое надломленное Тело как хлеб жизни вечной. Жестоко оставлять людей в их грехах, в зависимости от их инстинктивных желаний, в отчаянии и под проклятьем. Современное терапевтическое евангелие по началу звучит очень приятно. Оно отзывается на все болевые точки и моменты разочарования человека. Но в сущности такое евангелие жестоко и лишено Христа. Оно не ободряет к истинному самопознанию. Оно не переписывает сценария, по которому движется мир. Оно не творит ни молитвы, ни песни.

Мы не должны быть менее отзывчивыми, но должны быть намного более проницательными. Иисус Христос переворачивает человеческую нужду вверх ногами, побуждая к молитве. Он — неизреченный Дар даров, и это побуждает к песне. И Он дает все добрые дары и сейчас, и в вечности. Да преклонится всякое колено пред Ним, и все дышащее да хвалит Господа!