Руководство

Принцип «однородности» и как он противоречит библейской картине многонациональных церквей

Статья
03.14.2018

Я христианин, индиец и бывший рок-музыкант. Детство я провел в Южной Индии, а затем вырос в определенной субкультуре городской молодежи США.

Когда Господь спас меня на последнем курсе университета, я вскоре обнаружил, что большинство других верующих моей церкви абсолютно от меня отличаются. Это были люди различных национальностей и культур, говоривших на различных языках, евших различную еду и слушавших абсолютно различную музыку (многие из них понятия не имели о Deep Purple!). Чувствовал ли я себя некомфортно? Зачастую, да. Но что меня действительно поражало тогда и удивляет по сей день – это не многочисленные расовые, культурные и другие отличия, которые нас разделяли. Нет, меня потрясало сверхъестественное единство и семейные отношения, которые связывали всех этих людей, частью которых я стал после моего обращения к Иисусу Христу. Христос сломал все возможные барьеры и привел все народы в дом своего Отца, как членов одного тела.

Так часто в миссионерской деятельности и в основании новых церквей за фундамент берется принцип «однородности». Предполагается, что это наиболее эффективный способ умножения учеников и церквей. Некоторые «эксперты по церковному росту» говорят, что церкви растут быстрее всего, когда Евангелие распространяется вдоль существующих социальных, классовых, этнических и культурных границ. Это позволяет людям становиться христианами без пересечения этнических, культурных и социальных барьеров. Таким образом, появляются церкви, объединяющие людей определенной расы (белые, черные, азиатские), возраста (молодежные), музыкальных предпочтений, социальных классов и т.п. Принцип «однообразия» предполагает, что новый человек, придя в церковь, где большинство людей так похожи на него, будет испытывать меньше дискомфорта и сможет быстрее почувствовать себя частью этих людей. «Стратегическая» однородность стала обыденностью, зачастую церкви даже не задумываются об этом вопросе. Но поддерживает ли Библия принцип однородности? Либо Писание дает другое видение для поместной церкви?

Моя цель – это опровергнуть «принцип однородности» для роста церкви, показав, как такое прагматическое мышление прямо противоположно апостольскому видению церкви в Новом Завете. Я уверен, что, когда это возможно, церкви должны стремиться к «разнородности» и многообразию в национальностях, социальных классах и культурах — настолько, чтобы отражать многообразие окружающего их общества. Я верю, что принцип «разнородности» не только более верен учению Писания, но и более полно отражает славное Евангелие Иисуса Христа.

БИБЛЕЙСКОЕ БОГОСЛОВИЕ БОЖЬЕГО МНОГОНАЦИОНАЛЬНОГО ПЛАНА ИСКУПЛЕНИЯ

Чтобы задать контекст видения многонационального христианства Нового Завета, я хочу коротко исследовать развитие этой темы по всему Писанию. Языковое многообразие начинается в Вавилоне, когда Бог отвечает на надменное восстание человечества, смешивая их языки (Бытие 11:1-9). Уже на следующей странице мы видим Божий многонациональный план искупления. Он дает заветное обещание Аврааму, говоря, что все народы на земле будут благословлены через семя Авраамово (Бытие 12:1-3; 22:15-18). Это обещание оттачивается на протяжении Библии: Давиду обещано вечное царство, через которое по всей земле установятся Божий закон и слава (2 Царств 7:19; Псалом 72:17-18). Далее пророки проясняют это видение, предсказывая славное восстановление Исраила последних времен, когда Исраил будет состоять не только из этнических евреев, но из людей всех народов, которые будут поклоняться и знать Яхве, истинного живого Бога (Ис. 2:2–4; 56:6–8; Зах. 8:20–23).

Новый Завет показывает нам, что Божье обещание всемирного искупления было исполнено во Христе, и что Божий народ теперь отделяется не еврейским происхождением, а покаянием и верой в Иисуса Христа. Исраил вновь учрежден, собран и восстановлен в воскресшем Мессии и через Него. Он установил новый завет через Свою жертву. Вера во Христа дает полный доступ к новозаветному Божьему народу. Эта искупительная история описывается в книге Деяний, где Лука рассказывает нам, как Евангелие распространяется по расширяющемуся кругу, включая в Божий народ тех, кто ранее не был в него включен.  Божьи люди собираются в поместные общины, которые провозглашают и отражают славное Евангелие Христа. Новый Завет достигает кульминации в изумительном видении Иоанна, где бесчисленные толпы искупленных людей из каждого племени, языка и народа в едином духе поклоняются Христу (Откр. 7:9-10).

РАЗНОРОДНОСТЬ АПОСТОЛЬСКИХ ЦЕРКВЕЙ

Библейско-богословское видение всемирного искупления помогает нам понять апостольскую модель церквей. В Новом Завете разнообразная слава искупительного подвига Христа отражается в основании поместных церквей, которые пронзают этнические, культурные, социоэкономические и даже языковые барьеры. Эта поразительная разнородность апостольской модели церкви проистекает из твердой и повсеместной убежденности в единстве во Христе, который примирил верующих с Богом и друг с другом (Гал. 3:28; Кол. 3:11). Единство во Христе превосходит все отличия разных людей.

По мере роста ранней церкви апостолы столкнулись с несколькими проблемами, исходящими из разнообразия недавно появившихся церквей, но они никогда не разделяли их на однородные собрания. Книга Деяний свидетельствует о том, как церковь, изначально основанная во время Пятидесятницы, состояла из еврейских христиан из различных культур и языков (Деяния 2:5-11) В Деяниях мы видим напряжение, возникшее между грекоязычными евреями и сиро-палестинскими евреями. Апостолы не стали разделять эти группы, но решили проблемы, назначив мужчин из национальных меньшинств на служение. Книга Деяний далее укрепляет разнородную природу ранней церкви, рассказывая нам о разнообразии руководителей церкви в Антиохии (Деяния 13:1), которые включали бывшего фарисея (Павла), бывшего язычника (Луция), бывшего левита (Варнаву), придворного Ирода (Манаина) и темнокожего мужчину (Симеона, называемого Нигер).

В послании к Римлянам Павел обращается к церкви, которая несомненно состояла из людей различных национальностей – и эллинов, и евреев (Рим. 7:1; 11:13). В свете Евангелия Павел призывает их жить вместе в любви и жертвовать собственными предпочтениями ради других (Рим. 13:8–10; 14:1–23). Здесь мы видим, что Евангелие имеет последствия не только для личного спасения, но и для совместного освящения – верующие должны научиться жить вместе в сообществе с людьми, которые отличаются от них, следуя за примером Христа и почитая других выше себя.

В 1 Коринфянам Павел пишет церкви, состоявшей из разнообразных членов, утверждает их в их единстве во Христе и призывает их идти на уступки друг другу и являть чувствительность к братьям с более слабой совестью (1 Кор. 10:23-33; 12:12-13). В обоих случаях Павел абсолютно не рассматривает вопрос разделения церкви по какому-то признаку однородности.  Павел не думает о «стратегическом» достижении определенных групп людей, самое главное для него – это единство в Иисусе Христе. Верующие – это новый народ во Христе, и это убеждение дает им единство. Члены церкви должны любить друг друга так же, как и Христос возлюбил их. Павел провозглашает, что многообразная мудрость и слава Бога открываются через единство разнообразных людей в церкви (Еф. 3:1-10).

Ранняя церковь также радикально ломала социальные и экономические разделения. Павел подрывает существующий социальный порядок рабства, призывая рабов и их господ пребывать в братском общении в одной церкви (1 Кор 7:17–24; Филим. 8–16). Вера во Христа низлагает социальный статус как барьер для братского общения. Подобным образом Иаков повелевает, чтобы к богатым людям не было предвзятого или особого отношения. Иаков предполагает, что богатые и бедные люди будут пребывать в едином общении и не будут разделены на социо-экономические группы (Иак. 2:1–9). Новый Завет также показывает нам церкви, состоявшие из людей различных поколений – молодых и старых, живших в общении, единстве и самозабвенном служении (1 Тим. 4:12; 5:1–16; Титу 2:1–8; 1 Иоанна 2:12–14).

Апостольская модель разнородного многонационального собрания подтверждается не только Новым Заветом, но и свидетельством ранней истории христианства. Дэвид Смит говорит: «Именно разнородная многонациональная природа церкви так сильно повлияла на разрозненный греко-римский мир и привела к росту христианского движения». Однообразие церкви лишь подчеркивает установленные стандарты общества, в то время как свидетельства Писания показывают нам, что Евангелие ломало и проходило сквозь существующие этнические, социальные, экономические и культурные барьеры так, как этого никогда не бывало прежде в истории.

НОВОЗАВЕТНАЯ ПОЛЕМИКА ПРОТИВ ЭТНОЦЕНТРИЗМА

Еще одна причина, по которой идея однородности противоречит Новому Завету – это то, что она продвигает и укрепляет мышление этноцентризма. В Новом Завете мы видим отвержение этноцентризма и, следовательно, повеление верующим различных национальностей принимать друг друга с любовью и жить вместе в согласии в поместных церквах. Павел неотступно учит тому, что и иудеи, и язычники были примирены с Богом через кровь Иисуса Христа. Поэтому во Христе «нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос» (Кол. 3:11). Христос разрушил «стоявшую посреди преграду» и примирил иудеев и язычников с Богом «в одном теле посредством креста» (Еф. 2:14-16). Христиане – это часть нового Божьего творения. Раньше они все были грешниками в Адаме, но сейчас стали новым человечеством во Христе.

Эта проблема наиболее явно видна в Галатам 2, где Павел упрекает Петра за то, что тот отделился от язычников (Гал. 2:11-16). Петр вместе с другими еврейскими христианами в Галатии действовал из страха перед другими обрезанными, которые могли быть оскорблены совместной трапезой с язычниками. Однако Павел настаивает на том, что такое устранение – это нападение на само Евангелие (Гал. 2:15-21). Здесь мы видим, что принятие язычников – людей другой национальности – как членов Божьей семьи через совместную трапезу и общение, ставится выше, чем прагматическое желание избежать оскорбленных чувств других людей.

В послании к Римлянам Павел также сокрушает корень этноцентризма. Павел утверждает, что все люди одинаково грешны и порочны, и что единственный путь ко спасению – это Евангелие, через которое Бог силен оправдать как иудея, так и язычника во Христе (Рим. 1-3). Все согрешили и лишились славы Божьей, и получают оправдание по благодати через веру во Христа (Рим. 3:21-26). Все становятся детьми Авраама через веру Бога, который оправдывает нечестивых (Рим. 4). Все виновны перед Богом в Адаме, и все оправдываются перед Богом во Христе (Рим. 5:12-21). Павел предупреждает и иудеев, и язычников не впадать в гордость, но уповать на благодать Божью к ним обоим (Рим. 2:17-29; Рим. 11:17-24). Из текста послания к Римлянам мы видим, что Павел определенно писал разнородному собранию, призывая их избавиться от этнической гордости и жить вместе в христианском единстве.

Полемика против этноцентризма характерна не только для Павла; она пронизывает и Евангелия. Иисус оскорбляет этноцентричную гордость фарисеев своей дружбой с язычниками, сборщиками налогов и грешниками. Евангелия учат тому, что гражданство в Царстве Божьем обретается верой во Христа, а не этнической принадлежностью. Призыв к покаянию включает призыв к покаянию в национальной и расовой гордости. Как говорит Джон Пайпер: «Вера в Иисуса превосходит национальность» (John Piper, “Bloodlines”). Пайпер ссылается на несколько примеров этой темы в Евангелиях: похвала веры центуриона (Мф. 8:5-13), история о добром самарянине (Лука 10:33), исцеление десяти прокаженных, из которых лишь иностранец возвратился с благодарностью (Лука 17:16), исцеление дочери сирофиникиянки (Марк 7:26), очищение храма (Марк 11:17). Совершенно точно Иисус не боялся оскорбить этноцентрическую гордость фарисеев.

Здесь, возможно, требуется уточнение. Сторонники «однообразности церкви» возразят, что не пытаются поощрять этноцентрическую гордость в христианах. Вместо этого они пытаются поддержать однообразность церкви, чтобы не создавать культурных барьеров для неверующих. Другими словами, сторонники однородности верят, что устранение культурных барьеров ради Евангелия является стратегическим шагом при основании моноэтнических и монокультурных церквей. Тем не менее, наивно полагать, что грешные люди, имеющие природную расположенность к этническим предрассудкам, каким-то образом самостоятельно ее преодолеют – без постоянного призыва к жизни в сообществе с людьми, отличающимися от них. Новый Завет показывает нам, что ни Иисус, ни апостолы никогда не потакают этноцентризму неверующих, но включают призыв к покаянию в этноцентризме и призыв объять «других» как нераздельную часть Евангелия. В то время как принцип «однородного сообщества» пытается привлечь людей, не задевая их национальных чувств, подход Иисуса диаметрально противоположен – Христос перерубает корень этнической гордости.

БЫЛИ ЛИ НОВОЗАВЕТНЫЕ ЦЕРКВИ «МОНОЭТНИЧЕСКИМИ»?

Дональд МакГавран, отец движения церковного роста, который сформулировал «принцип однородного собрания», утверждал, что «церкви в Новом Завете были удивительно моноэтничны» (Donald A. McGavran, Understanding Church Growth (Grand Rapids, MI: Eerdmans, 1970). Согласно МакГаврана апостолы под водительством Святого Духа двигались вдоль «границ однородных собраний», достигая в первую очередь евреев. «Пока евреи могли стать христианами внутри иудаизма, Церковь потрясающе росла среди евреев… Они, став христианами внутри синагог, делали это без расовых и культурных барьеров».

Естественно, что нам необходимо рассмотреть, является ли это верным толкованием Нового Завета. Я утверждаю, что у МакГаврана искаженное понимание текстов, потому что он не видит, как Лука постепенно раскрывает искупительную историю в книге Деяний. Апостолы не руководствовались никаким «принципом однородного общества» — это очевидно из культурного и языкового многообразия евреев на дне Пятидесятницы и из разнородной природы церквей, основанных после того, как язычники были включены в церковь. Лука описывает продвижение миссии церкви по искупительно-историческому сюжету в книге Деяний. Смысл повествования Луки в том, что провозглашаемое апостолами в силе Святого Духа Евангелие пересекает невообразимые барьеры по мере того, как Божий народ заново утверждается вокруг воскресшего Христа. Таким образом, МакГавран и движение церковного роста использовали искаженное чтение Писания для того, чтобы обосновать однородность. Они читали текст через линзу прагматизма.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Апостольская модель церкви в Новом Завете показывает, что там, где это возможно, церкви не должны быть основаны или разделены по признакам национальности, культуры, социального класса, возраста или каких-то общих интересов. В некоторых случаях языковой барьер может послужить необходимостью для разделения церквей. Но даже тогда, если существует общий язык межнационального общения, на котором могут разговаривать все люди, то языковые отличия не обязательно должны приводить к отделению.

Христова слава видна ярче всего тогда, когда наблюдающий мир видит любовь и единство христиан из абсолютно разных культур, народов и социального статуса. Прагматическое желание к быстрому росту и умножению церквей не должно позволять нам идти на компромисс с тем единством, которое приобрел для нас Христос через свою жертву. Рене Падилла говорит об этом так:

Возможно, что действительно «людям проще стать христианами, не пересекая расовые, языковые или классовые барьеры», но это не имеет значения. Членство в Христовом теле – это не вопрос предпочтений, но вопрос вхождения в новое человечество под властью Христа. Нравится то человеку или нет, но акт примирения с Богом одновременно представляет человека в сообщество, где люди находят свою идентичность в Иисусе Христе, а не расе, культуре, социальном классе или поле, и, следовательно, примиряются друг с другом (Padilla, «Unity of the Church»).

Против ли я быстрого роста и умножения? Абсолютно нет! Я также желаю видеть, как множество народов приходят ко Христу. Но я прошу сотрудников Евангелия помнить, что нигде в Новом Завете нам не дается повеление разделять церкви по неким категориям людей. Как мы увидели, Писание указывает в обратное направление – люди из разных племен, языков и национальностей входят в единый Божий народ, который вместе поклоняется Богу в общении и согласии как царство священников. Я молюсь о том, чтобы в нашей стране церковь боролась за расовое примирение. Молюсь, чтобы наше единство отражалось в демографическом разнообразии наших церквей как отражение многообразной Божьей мудрости, который примирил нас всех с Собой через крест нашего Господа Иисуса Христа (Еф. 3:10). Молюсь, чтобы Он получил славу и честь, которой Он достоин!