Руководство

Плохая экклесиология и миссионерство

Марк Коллинс

Пастор и основатель церкви в Восточной Азии. Вырос в городе Фэйрфакс, штат Вирджиния.
Статья
12.26.2018

“Что такое церковь?”

Этого вопроса я боялся больше всего. Мне было 28 лет, и меня повысили в должности – с лидера команды миссионеров до регионального директора. Я сидел на нашем ежемесячном лидерском собрании с 10 другими лидерами команд, представлявшими более 80 штатных миссионеров, которые служили в странах «окна 10/40» (страны Северной Африки, Центральной Азии, Ближнего Востока и Восточной Азии, находящиеся между 10 и 40 параллелями северной широты). Наши обсуждения должны были быть вдохновением и ободрением, и зачастую они действительно такими и были. Мы говорили о стратегии и плодах нашего благовестия, о воспитании учеников и о будущем потенциале умножения. Однако потом кто-нибудь задавал этот вопрос или нечто подобное. Является ли основание церквей нашей целью? Занимаемся ли мы этим сейчас? Да, кстати, есть ли у нас хотя бы согласие насчет того, что такое церковь? Что делает церковь церковью?

Я боялся этого вопроса, потому что не знал ответа. Хуже того, из многократных бесплодных дискуссий я знал, что ответа не знал никто в аудитории. Мы не знали, какое определение дать церкви, тем более как определить хорошую или здоровую церковь. В чем разница между церковью и собранием 25 студентов в аудитории университета? Мы начали много таких групп. В чем разница между церковью и 30 профессионалами, которые вместе собираются для регулярного изучения Библии?

Для нас это был не просто академический вопрос. По Божьей благодати мы были свидетелями того, как Бог использовал наш труд и производил удивительные плоды. Итак, когда мы проводили эти обсуждения, мы знали, что на той же неделе мы будем проводить собрания верующих. Эти собрания были полны людей, которых мы наставляли, многие из которых ожидали от нас направления. Вскоре они обнаружили, что мы и сами не слишком разбирались в вопросах церкви.

ТА ЖЕ ИСТОРИЯ ПРОИСХОДИТ ПОВСЮДУ

За девятнадцать лет, прошедших с тех пор, как я впервые ступил на поле миссии, во всех организациях и регионах я видел и слышал одну и ту же повторяющуюся историю. Слишком часто западным миссионерам нечего сказать о церкви, по крайней мере, сказать с библейской ясностью. Среди евангельских христиан, к счастью, обычно остается ясным Евангелие, как правило, подтверждается непогрешимость Священного Писания и по большей части признается важность богословия. Но что же делать с церковью?

Поговорите со знакомыми вам миссионерами и попросите их объяснить, как их работа связана с задачей основания церквей. Вероятно, вы получите менее ясные ответы, чем вам бы хотелось. Попросите их дать определение церкви и рассказать, что из себя представляет здоровая церковь, и ответы станут еще более расплывчатыми.

Реальность такова, что когда вы посылаете миссионеров, когда вы поддерживаете их, и когда вы сотрудничаете с другими в этом деле, вы экспортируете учение о церкви. За годы своего служения я пришел к выводу, что слишком часто мы экспортируем плохую экклесиологию.

Это может приводить к печальным последствиям на миссионерском поле.

КАК ЭТО СЛУЧИЛОСЬ?

Вероятно, есть много вещей, которые способствуют этой проблеме. Я хочу предложить три.

  1. Посылающие церкви часто рассматривают миссии как нечто, что они могут передать другим.

У церковных руководителей достаточно дел внутри своей церкви, поэтому опека над миссионерами и обеспечение их ресурсами нередко выходит за рамки их возможностей или опыта.

Миссионерские организации действительно могут быть очень полезными в процессе подготовки и отправления миссионеров. Однако проблема в том, что церкви часто переоценивают то, что могут сделать подобные организации. Например, никакой процесс отбора миссионеров не может заменить оценку даров и зрелости человека, вовлеченного в жизнь своей поместной церкви. Такого рода оценка должна начинаться на самом первом этапе процесса, а не когда внезапно требуется рекомендация от церкви.

  1. Миссионерские организации могут помочь в отправлении сотрудников, но не имеют четкого учения о поместной церкви.

Миссионерские организации либо создаются с определенным фокусом служения, либо создают его уже по ходу дела. Некоторые решают сосредоточиться на благовестии среди определенной части населения, например, студентов или молодых профессионалов. Другие сосредоточиваются на подготовке лидеров, используя определенную богословскую программу. Третьи фокусируются на основании новых церквей в определенном регионе или среди определенных людей.

К сожалению, очень редко организации адекватно оценивают “успех”, учитывая долгосрочное здоровье церквей, которые они основали. Помню, как, будучи руководителем среднего звена в моей организации, я переживал внутреннее напряжение между измеримыми организационными целями (сколько новых групп ты начал?) и стремлением к тому, чтобы наша работа имела долгосрочную жизнеспособность. Мои попытки вести разговоры о долгосрочном здоровье нашего труда, – разговоры, выходящие за рамки одних лишь цифр, не зашли слишком далеко.

  1. Сами миссионеры не понимают целей своей работы.

Поговорка гласит: «Целясь в никуда, вы будете каждый раз попадать в яблочко». Каждый миссионер старается работать на совесть. Он делится своей верой, старается наставлять новых верующих и молится, чтобы Бог благословил его труд. Это хорошее начало, но это не то же самое, что иметь ясное представление о поместной церкви, функционирующей библейским образом и производящей свои собственные ресурсы для дальнейшего служения, когда миссионеры уедут. Миссионерам не хватает этой картины, потому что они не понимают, что Слово Божье говорит о поместной церкви и центральной роли, которую церковь играет в выполнении Великого Поручения.

ЧТО МОЖНО СДЕЛАТЬ?

Что вы, как пастор, можете сделать, чтобы помочь экспортировать более библейскую экклесиологию?

  1. Оцените вашу миссионерскую программу на деле.

Знаете ли вы, как пастор, зрелость людей, которых вы отправляете на миссию? Знаете ли вы, чем они на самом деле занимаются на миссионерском поле? Просили ли вы их подробно описать свою работу? Делаете ли вы постоянные новостные объявления об их труде на собраниях членов церкви? Молитесь ли вы за них, как церковь, на регулярной основе? Вкладываются ли ваши лидеры и члены церкви в труд ваших миссионеров? Является ли основание или поддержка здоровых церквей основной целью вашей миссионерской программы?

  1. Возьмите за образец первое миссионерское путешествие Павла (Деяния 13-14).

Сосредоточьтесь на качестве миссионеров, а не на их количестве. Дух побудил церковь в Антиохии послать Павла и Варнаву, двух лучших людей (Деяния 13:2)! Поощряйте тех, кто уже активно служит в вашей церкви к тому, чтобы подумать и помолиться о миссии.

Сделайте миссионерский труд центральной частью жизни вашей церкви. Вся церковь Антиохии взяла пост и молилась за Павла и Варнаву перед тем, как их отправить (Деяния 13:3). Подумайте, как вы можете сделать молитву за своих миссионеров более последовательной и регулярной в вашей церкви. Используйте свои пастырские молитвы и церковные молитвенные собрания для того, чтобы регулярно молиться за работу миссионеров, которых вы поддерживаете, и за благовестие людям по всему миру.

Поощряйте ваших миссионеров взирать на награду основанных здоровых церквей. Павел и Варнава не только проповедовали и не только воспитывали учеников; они продолжали посещать церкви и служить им, пока в каждой церкви не были назначены пресвитеры (Деяния 14:23). Вероятно, именно этого от них ожидала Антиохийская церковь. Поэтому просите будущих миссионеров сформулировать план служения, который включает как насаждение церквей, так и наставление этих церквей на путь здоровья.

Приглашайте миссионеров навестить вашу церковь, чтобы поделиться полным докладом о своем труде. Павел и Варнава собрали церковь вместе и «рассказали все, что сотворил Бог с ними» (Деяния 14:27). Во время недавнего отпуска пресвитеры нескольких поддерживающих нас церквей попросили нас отчитаться перед ними. Это было так здорово! В глубине души миссионеры хотят знать, что поддерживающие их церкви по-настоящему посвящены задаче основания церквей среди местных народов. Мы также любим подотчетность, зная, что нам нужно делиться большим, чем просто несколькими нашими фотографиями с улыбающимися местными жителями.

  1. Подумайте, как вы можете сделать больше, используя меньшие ресурсы.

В конце концов, экспорт плохой экклесиологии проистекает от западной идеи, что больше всегда значит лучше. Мы посылаем больше работников и спрашиваем с них большие результаты. Мы измеряем наш успех с точки зрения количества исповеданий веры и количества основанных церквей, не интересуясь здоровьем “новообращенных” и “церквей.» Я думаю, что мы изначально понимаем, что многие из существующих систем нацелены на широту, а не на глубину, но мы не знаем, как их изменить.

Простым началом было бы, с течением времени, перейти к поддержке меньшего количества людей бо́льшими ресурсами. Поддерживайте меньше миссионеров бо́льшими финансами. Уделите часть денег на то, чтобы регулярно посылать кого-то из пресвитеров в краткосрочные поездки к вашим миссионерам с целью ободрения и подотчетности. Давайте миссионерами возможности проводить часть их отпуска в вашей церкви. Прежде всего, считайте их работу вашей работой. Вашим желанием и вашей целью должно быть не только видеть вашу церковь здоровой, но и видеть здоровые церкви, основанные во всех местах, куда вы посылаете миссионеров.

 

 

Другие статьи на тему: