Проповедь

Научись быть собой в проповеди

Статья
02.12.2018

Филипс Брукс дал знаменитое определение проповеди, как «разъяснению истины через призму личности проповедника». Я думаю, что он имел в виду вашу личность, а не личность другого человека. После долгого времени я могу, наконец, сказать, что научился быть собой за кафедрой. Не уверен, сделало ли это мои проповеди лучше или хуже, но точно знаю, что мои проповеди стали более искренни и понятны и менее энергозатратны. Мне еще расти и расти, как проповеднику, и я надеюсь, что и через десять лет буду слышать этот немного неловкий, но правдивый комментарий: «Ты проповедуешь гораздо лучше, чем раньше». Но я чувствую, что, наконец-то, проповедую, пропуская истину через свою собственную личность.

Как и большинство молодых проповедников (и немало старых), мне было нелегко найти собственный «голос» проповедника. В университетские годы я поглощал труды реформаторов и пуритан. Всему, что я читал, было по несколько сот лет, либо оно было переведено несколько сот лет назад. В результате мои письменные работы (в то время я редко проповедовал) выглядели так, словно я стремился получить награду «Самый свежий перевод с латыни». Мои предложения зачастую получались громоздкими. Грамматика была устаревшей. Один отличный профессор, который часто меня ободрял, посоветовал мне писать для собственного века, а не для века моих героев. Было больно слышать его совет. Я не был уверен в его правоте. Разве не является использование таких слов, как «пакибытие», «любопрения» и «странноприимство» признаком благочестия? Нет, не является. Мне нужно было стать собой и «выключить микрофон» пуританской эпохи.

В семинарии я начал замечать, что многие из моих сокурсников звучали как их профессоры гомилетики. До сего дня я вижу эту закономерность. Куда бы вы ни пошли, преподаватели проповеди, кажется, штампуют своих клонов. Часть вины находится на профессорах, которые уделяют слишком большое внимание на собственный стиль проповедования, который обычно хорошо подходит им, но не всем их студентам. Но часть вины лежит на студентах. Мы отчаянно нуждаемся в каком-то образце, поэтому мы можем попросту начать копировать тех, кого уважаем, в особенности тех, кто обучает нас проповеди. В Гордон-Конвелле я видел многих мини-Хаддон Робинсонов. Это не означает, что все эти студенты станут плохими проповедниками. Им просто нужно отдавать себе отчет в том, что есть только один Хаддон Робинсон. И это не они!

Хотя проповеди Робинсона и были для меня большим благословением, я впадал в искушение подражать другим проповедникам. Уверен, что первые несколько лет моего служения я звучал как очень плохая версия Джона Пайпера. Я так много слушал Пайпера, что мои молитвы, тематические линии и даже манера восклицания «Радость!» походили на Пайпера. Поймите меня правильно – я горжусь тем, что учился у пастора Джона, тем, что он повлиял на меня и мое служение. Я бы с радостью обменялся с ним проповедями. Но сам Пайпер, вероятно, первым скажет: «Проповедуй то же Евангелие, что и я. Но тебе не надо проповедовать так же, как я». Потребовалось несколько лет для того, чтобы я смирился с тем фактом, что я не Джон Пайпер. У нас достаточно разные личности, и у меня уж точно нет таких же даров, как у него.

Были и другие известные проповедники, которым я стремился подражать. Я бы хотел также непринужденно разбираться с любым текстом, как это делает Алистер Бегг (и еще я бы хотел иметь его акцент). Я бы хотел иметь такое же креативное мышление и понимание окружающей культуры, как у Тима Келлера. Я бы хотел иметь смирение и чувство юмора Си Джей Махейни. Иногда я задумываюсь, каково бы было быть таким же умным, как Дон Карсон.

За годы служения я экспериментировал с различными методами выступления. Я проповедовал без заметок, по короткому тезису и по полному манускрипту, потому что кто-то из уважаемых мною проповедников делал именно так. Однако я обнаружил, что для меня лучше всего подходит проповедь по подробным заметкам, варьирующимся от полного манускрипта до тезисного плана. Возможно, преподаватели гомилетики со мной не согласятся, но я думаю, что вам следует понять, что лучше всего подходит именно вам. Конечно же, есть незыблемые принципы, определяющие хорошую проповедь, но есть также много деталей, о которых можно сказать так: «Не знаю почему, но мне подходит именно это».

С момента начала моего пасторского служения в 2002 году я проповедовал около 500 раз (в нашей церкви есть вечернее служение). Я думаю, что мне понадобилось около 450 проповедей, чтобы найти свой «голос». Я не имею в виду, что до этого все мои проповеди были плохими или наигранными. Но мне потребовалось много времени до того, как я вполне осознал мудрость Павловой исповеди: «благодатию Божиею есмь то, что есмь».

Один из самых сложных уроков для проповедников, и в особенности для молодых проповедников – это просто быть собой. Не одевайтесь в страсть, юмор или образование другого. Не отказывайтесь от своей личности из-за того, что ваш любимый проповедник не похож на вас. Учитесь у лучших! Но вашей церкви необходимо слышать вас, а не ваше подражание тому проповеднику, которым вы хотели бы быть. Пусть ваша личность постоянно преобразуется Божьим Духом и позвольте Божьему Слову сиять сквозь вашу собственную личность. Проповедуйте погибающим людям, как погибающий человек. И не забывайте быть собой.

 

More articles tagged as: