Ученичество

Любовь к миссии невозможна без любви к поместной церкви

Статья
07.03.2017

Знакома ли вам такая ситуация?

Первокурсник Иван становится членом церкви. Он горит служением Иисусу. Хочет посвятить жизнь Господу — благовествовать аборигенам в отдаленных уголках мира. Иван с трудом переносит обычных людей, «этих самодовольных христиан, одержимых комфортом».

Он слушает проповеди Дэвида Платта по дороге в институт и не может дождаться, когда наконец отправится в джунгли Индонезии или Эквадора, чтобы нести Благую Весть. Самое главное, чему придется его учить — более милостиво относиться к святым в поместной церкви. К тем, кто никогда не покидал страну, но любит Иисуса и верно служит Ему в обычной жизни.

А затем… Иван встречает Юлию. Они влюбляются. Ближе к окончанию института он решает найти работу (хотя бы для того, чтобы купить кольцо). У Юлии остается долг за обучение, и Иван понимает, что необходимо его погасить, прежде чем куда-либо ехать.

Одновременно он начинает осознавать важность дружбы с верующими, особенно в поместной церкви. Он становится активным членом церкви, постоянно жертвенно участвуя в нуждах людей. Им начато служение благовестия, куда многие вовлекаются. Иван посвященно любит свою молодую жену, старается быть ответственным на работе и активным в церкви.

Незаметно его мечта о миссионерстве остывает, погребенная под возможностями и радостями реальной жизни. И теперь, наблюдая за другим новообращенным с горящим взором, полным рвения и осуждения, Иван вспоминает, что когда-то был абсолютно таким же.

Я вижу подобный сценарий снова и снова. Да, согласен, что Господь, возможно, и не призывал этих людей к межкультурному миссионерству. Многолетнее членство в церкви, работа и обычная жизнь не только позволительны — для многих это почетное призвание от Бога.

И все-таки интересно — может мы мало поддерживаем подобных юных энтузиастов, если только самые упрямые из них сохраняют рвение по миссионерскому служению? Для меня подобный вопрос – насущный, так как мы только в прошлом году переехали с женой и дочкой на Ближний Восток.

Эта тема важна как минимум по двум причинам. Во-первых, и«оставшихся», и «миссионерствующих» (по крайней мере, юных) так и тянет интересоваться мотивами другой стороны. Во-вторых, ревность по миссионерству и любовь к поместной церкви не должны соперничать внутри нас. Если что-то побеждает — это опасно, ведь Церковь — тело Христа, которому Он дал поручение вести миссионерскую работу.

Люди, желающие поехать в другую страну ради Евангелия, зачастую сами убеждены в важности поместной церкви. Когда же миссионерство и членство в общине воспринимаются как противоположные или взаимно исключающие понятия, мы не только теряем людей, способных выращивать хороших миссионеров, но и создаем церкви, уверенные, что миссионерство не для них.

Что же делать общине? Как помочь людям, особенно молодым, принять мудрое решение о выборе служения Господу? Как сделать это трезво, не искушая и не давя на человека в решении уехать или остаться? Хочу поделиться некоторыми мыслями.

1. Когда кто-то говорит, что вырос в любви к церкви, зачастую это означает любовь к конкретной общине и ее людям

Это замечательно. Я молюсь, чтобы такими были многие христиане. Но необязательно нужно быть всю жизнь привязанным к одной единственной общине. Если вы не можете представить жизнь без своей церкви, возможно ваша любовь к комфорту пока сильнее, чем любовь к Христовой Невесте.

Поместная церковь играет ключевую роль в Божьем плане. Христос обещал, что врата ада не одолеют ее (Матфея 16:18). Но это не значит, что именно ВАША церковь и есть ключевая община до Пришествия Христова.

Уча любить поместную церковь, мы еще больше должны учить людей любить все Божье Царство, чтобы в случае Божьего призыва они были готовы оставить одну церковь и помогать другой: хоть на другой улице, хоть на другом конце света. При этом членство в поместной церкви важно, так как оно подтверждает наше гражданство в Царстве.

2. Миссионерство может быть головокружительным, но редко бывает романтичным

Одна из причин, по которой молодежь так горит куда-нибудь поехать, — это восприятие миссионерства как великого приключения. Да, конечно, нести евангелие — действительно захватывающее дело: ведь можно увидеть, как новые люди приходят к вере, становятся зрелыми и основывают церкви.

Но наряду с этим в миссионерстве масса рутины. Вот картина первого месяца жизни в чужой стране: бумажная волокита, заявление на визу, переезд в квартиру, покупка мебели, ожидание визы, бюрократия, знакомство с маршрутами в новом городе, изучение правил дорожного движения, поиск продуктовых магазинов, административная волокита — а, да, я уже говорил про волокиту! Добавьте к этому обычные житейские вещи — новых друзей, новые знакомства, привыкание к новой работе и офисным правилам, воспитание детей (в нашем случае) — и любой романтике конец.

Простоять целый день на почте или заблудиться в новом городе — вряд ли об этих подвигах пишут в биографиях великих миссионеров. Если главная мотивация миссионерства — получение новых впечатлений, как вы устоите в трудностях реальной жизни?

3. Миссионерство — это жертва

Как и любое другое служение христианина, миссионерство — это жертва (Римлянам 12).

Я слышал мнение, что христиане не должны стремиться к чему-то большему, чем простая жизнь семьянина, члена церкви или рабочего. Не спешу соглашаться с ним. Хорошо и правильно, когда христианин хочет заняться великим служением ради славы Божьей. Бывает, что переезд в другую страну означает быть там, где нет церкви. Как часто апостол Павел тосковал по оставленным церквям! Он покидал их ради распространения славы Божьей в других городах, а не для приключений.

Далее, я встречал много церквей, где служение миссионеров оценивается по быстрым плодам на новом месте. Не подвергаются ли ваши миссионеры подобному давлению? Не ожидаются ли от них удивительные истории о толпах, приходящих ко Христу?

Если так, то видя их простенькие отчеты и молитвенные просьбы, вы можете учить будущих миссионеров, как на самом деле оценивать успех служения в другой стране. Жизнь в другой стране ради евангелия редко бывает захватывающей, но всегда требует большой отдачи. И мы знаем, что Господь и Его Царство того стоят.

Церкви должны правильно оценивать любое служение ради Царствия: как далекого миссионера, так и матери-домохозяйки. Это создает здоровую атмосферу, позволяя каждому члену церкви служить по своему призванию и способностям.

4. Христианская свобода не должна служить прикрытием для греха

Брак — хорошая вещь, но и безбрачие — тоже. Так и миссионерство в чужом народе, и служение в родном городе — равно хорошие способы служить Господу. Нам нужны христиане и там, и там, ведь никто не сможет быть одновременно жить во всех селениях, где нужны служители.

Хочу также предупредить, что оба этих пути могут стать прикрытием для греха. Кто-то останется дома, потому что любит комфорт. Кто-то выберет миссионерство, потому что обязательствам и ответственности предпочел приключения. Не будем торопиться судить того, кто выбрал противоположный нашему путь. Прежде всего проверьте на наличие бревен собственные глаза.

Заключение

Служение далеким народам мира и жизнь в поместной церкви не противоречат друг другу. Может, вы были научены, что любить свою церковь — значит быть в ней долгие годы. А представляете, как много благословения принесли бы в далекие уголки земли те, кто любит церковь и прекрасно служит ей! Вот если бы только ваша церковь послала их на миссионерское служение! И неважно остался он или уехал, каждый из членов общины пусть начнет участвовать в этом служении, чем может.

Перевод выполнен служением iMolod

Оригинал на английском вы можете прочитать здесь.