Руководство

Кроткий значит слабый? Пасторские размышления о мягкости

Статья
09.24.2018

Какова ваша первая ассоциация со словом «пастор»? Предполагаю, что это не «мягкость». Герои нашего времени, как правило, не известны своей кротостью. Гораздо чаще они совершают великие подвиги благодаря своей силе, навыкам и воле. Они отличаются гордостью, а не смирением.

Я всегда считал себя мягким человеком. При чтении списков добродетелей в Новом Завете, мягкость никогда не привлекала моего внимания. Будучи молодым парнем, я регулярно молился против похоти. Я боролся с гордостью. Я старался победить лень. Эти смертельные грехи представляли моего трехголового монстра, которому я должен был противостоять. Однако каким-то образом, пока я лоб-в-лоб бился с моим Цербером, мимо моих глаз проскользнул маленький вёрткий грех и атаковал меня с тыла. Он известен под многими именами: жесткость, нахальство, стремление к контролю — лишь некоторые из них. Он точно не кроток и не мягок.

Как же этот подлый маленький грех попал в мое поле зрения? Один дорогой мне брат совершил смелый поступок; он сказал мне, что порой я бываю суровым и жестким. Настолько жестким, что он не был уверен, что сможет служить со мной пресвитером нашей церкви. Его слова ошеломили меня. Я не мог в это поверить. Но я не мог и пропустить его слова мимо своих ушей. Этот брат был мудрым и благочестивым, и я знал, что он желает лучшего для меня и для церкви, которую мы оба любим.

МОЙ ГРЕХ ОБМАНУЛ МЕНЯ

Нам нужно было копнуть поглубже. Я попросил его выбрать пару пресвитеров из нашей церкви, с которыми ему было бы удобно поделиться этой информацией. Итак, мы вчетвером сели поговорить и помолиться. Он поделился вещами, которые его тревожили. Он сделал это смиренно, также исповедуя и собственные слабости. Пока мы говорили, я лучше осознал, как мой стиль разговора принижал значимость других. Я понял, как часто оказывал минимальное руководство, ожидая при этом максимальных результатов. Я узнал, что, хотя, по большей части, моя похоть, лень и гордость находились под контролем, жесткость в то же время процветала.

Я задался вопросом, как же я мог так долго не замечать этот грех? В конце концов, я регулярно молился, ежедневно читал Библию и проповедовал как минимум раз в неделю. Поместная церковь вверила мне пасторское служение, чтобы я разбирался с грехами целого собрания, так как я мог так небрежно пропустить мой собственный грех?

Короткий ответ: я не знаю — мой грех обманул меня. Богослов девятнадцатого века Арчибальд Александр отмечал: «Во всем грехе разум находится под обманчивым влиянием. Правильные мысли и мотивы на мгновение забываются или переворачиваются». [1] Он прав; я был в заблуждении, думая, что прямота (более приятное слово, чем резкость), просто была частью моего стиля руководства.

По прошествии нескольких недель Господь напоминал мне, что освящение — это процесс, даже для пасторов. Не только это, я увидел силу стиха из Послания к Евреям 3:13 в болезненных словах моего дорогого брата: «Ободряйте друг друга каждый день, пока это слово «сегодня» будет иметь еще к нам отношение, чтобы грех никого не ввел в обольщение и не ожесточил кого-либо из вас». Его увещевание побудило меня вновь проверить свое сердце.

ПИСАНИЕ ОСВЕЖИЛО И ПОДКРЕПИЛО МЕНЯ

Не менее важным было то, что его упрек позволил мне читать Писание со свежим взглядом. Например, раньше я вспоминал Моисея как очень смелого лидера, который преодолел большую неуверенность, чтобы вывести народ Божий из Египта. Это правда. Моисей был отчаянным защитником правосудия. Но это еще не все. Когда я четко осознал собственную резкость, то увидел Моисея как человека, лично и глубоко преображенного славой Божьей. Таким образом, Писание описывает его как «очень кроткого, самого кроткого человека на земле» (Чис. 12:3).

Раньше, когда я размышлял о плодах Духа, я в первую очередь думал о нужде в радости, верности и умении владеть собой. Но теперь кротость взывала ко мне со страниц Писания, побуждая меня сосредоточиться на этом конкретном плоде Духа (Гал. 5:22-23).

Раньше, каждый раз, когда я открывал 1 Петра 5 для изучения роли пастырей в церкви, я особенно задумывался, как им нужно служить «с желанием, как угодно Богу, и не ради низкой корысти, а из усердия». Сейчас же мне особенно бросалось в глаза, что они не должны «властвовать» над овцами, находящимися под их опекой (1 Пет. 5:2-3).

Сколько раз я читал 1 Тимофею 3, размышляя о требованиях к пресвитеру? Верность в браке, трезвость и уважение со стороны неверующих – вот, что обычно привлекало мое внимание. Но я больше не могу читать этот отрывок, не видя в неоновых огнях фразу «не драчун, но мягкий в обращении с людьми».

НАШЕЙ ЦЕРКВИ НЕ НУЖЕН КРОТКИЙ ПАСТОР

Руководить церковью, даже в составе нескольких пресвитеров, непросто. Хороший пастор должен быть готов к потоку критики. Это часть его работы. Более того, у людей может быть ожидание того, что пасторы должны иметь видение для церкви, а также уверенность, решительность и стойкость для его достижения. И иногда, из-за нашего затуманенного грехом разума, мы, пасторы, не понимаем, как добродетель кротости будет этому способствовать. Мы знаем, что стране не нужен кроткий президент, армии не нужен кроткий генерал, а компании не нужен мягкий генеральный директор. Таким образом, возможно, даже и не признавая этого, мы решаем, что нашей церкви не нужен кроткий пастор.

Но церковь — это не страна, не армия и не компания. Если бы Бог хотел, чтобы ее возглавляли политики, генералы или директоры, Он мог бы это сделать. Вместо этого, в своей мудрости, Он доверил будущее церкви пасторам, чьим отличительным знаком является личное признание слабости: «Но это сокровище мы носим в глиняных сосудах и показываем, что эта выдающаяся сила исходит не от нас, а от Бога» (2 Кор 4:7). Если Иисус спас мир, «приняв природу раба» (Фил. 2:7), тогда, несомненно, на каждого пастора возлагается обязанность последовать за Его примером.

Как муж, я очень ценю слова Дейва Харви о кротости в браке: «Кротость не имеет ничего общего со слабостью и пассивностью. Кротость — это сила, управляемая любовью… В браке быть кротким не значит быть слабым или уязвимым, это значит быть настолько посвященным своему супругу, что вы жертвуете всем ради его или ее блага». [2] Эти слова так же относятся и к пасторскому служению.

Кротость — это не слабость. Пастор, который чувствует необходимость толкать церковь к величию посредством своих собственных даров, недооценивает силу Евангелия. Пастор, который убежден, что он должен быть самым проницательным, самым решительным, самым сильным или самым одаренным, упускает самые основные духовные истины: Бог радуется, используя самых кротких людей, потому что они наиболее явно зависят от него. Это не означает, что хороший пастор тих, не склонен к руководству или скептически относится к собственному мнению. Абсолютно нет! Но это означает, что пастор «склонен скорее слушать, чем говорить или проявлять гнев» (Иакова 1:19).

Я все еще не так мягок, как бы хотел, но я знаю о собственном искушении к резкости, и я знаю, что осознание этого делает меня лучшим мужем, отцом и пастором. Я знаю, что скоро мое служение закончится. Люди соберутся на моих похоронах, где, я надеюсь, будут говорить гораздо больше об Иисусе, чем обо мне. Но насколько это возможно, я бы хотел, чтобы меня запомнили, как человека, который был примером кротости.

ВОЗРАСТАНИЕ В КРОТОСТИ

Никто из нас не настолько кроток и мягок, каким должен быть. Но что вам делать, если вы увидели здесь свою проблему?

  • Найдите человека, который готов сказать вам истину в любви, и спросите его или ее: «Мягок ли я?» Мне действительно помогло просто понять, что это область, на которой мне действительно следует сосредоточиться. Знание проблемы, возможно, и не половина пути, но это хорошее начало.
  • Поразмышляйте над некоторыми ключевыми текстами Писания: Притчи 15:4; Матфея 5:5; Галатам 5:23; Ефесянам 4:1-3; Колоссянам 3:12; 1 Тимофею 6:11; Иакова 1:21. Еще более важно — размышляйте над характером Христа. Павел сказал, что каждый христианин преображается в образ Христа, «становясь все больше похожим на Него» (2 Кор. 3:18). Это означает, что мы также возрастаем и в Его кротости (2 Кор. 10:1; Мт. 11:29). Сложно, погрузившись в такие стихи, не уйти с большим желанием быть мягким.
  • Подумайте, как вас воспринимают другие. Если ваши слова, тон и выражение лица воспринимаются как суровые и бесчувственные, переосмыслите то, как вы общаетесь с другими. Часть любви к другому человеку состоит в том, чтобы приложить все усилия и убедиться, что они знают, что вы заботитесь о них. Иногда отсутствие мягкости — это просто неясное выражения того, что вы на самом деле чувствуете.
  • Молитесь, чтобы Бог сделал вас более мягким. Совершенно точно, что это молитва, на которую Бог с радостью отвечает. Он любит своих овец больше, чем вы, и ради любви к ним Он будет смягчать сердца пастырей, которые действительно жаждут проявлять кротость Христа.

* * * * *

[1] Арчибальд Александр, Практичные истины (Practical Truths — Harrisonburg, VA: Sprinkle, 1998), 59.

[2] Дейв Харви, Когда грешники говорят «да» (When Sinners Say, “I Do,” — Wapwallopen, PA: Shepherd Press, 2007), 130.