Дисциплина

Когда следует прибегать к церковной дисциплине и как обличать в грехе?

Статья
08.08.2018

Подавляющее большинство дисциплины в церкви должно происходить с понедельника по субботу в контексте обычных отношений между членами церкви. Нет, это не значит, что в церкви люди должны постоянно поправлять друг друга. Звучит ужасно. Это просто означает, что церковь должна быть наполнена людьми, которые жаждут благочестия. Как правило, члены, из-за желания возрастать в святости, приглашают исправление в свою жизнь, а не прячутся от него.

«Тим, у тебя есть какие-то советы для меня касательно того, как я провел эту встречу? Что я мог сделать лучше?»

«Марк, я хочу, чтобы ты знал, что всегда можешь поговорить со мной о моем браке и о том, что видишь в моих отношениях с супругой. Также, есть ли у тебя какие-либо замечания о том, как я воспитываю детей? Моей плоти совсем не хочется задавать этот вопрос, но для меня важны твои наблюдения.»

Писатели иногда проводят различие между формирующей и исправительной дисциплиной. Формирующая дисциплина означает обучение. Исправительная дисциплина означает исправление ошибок. Но очевидно, что они идут рука об руку. Трудно иметь одно без другого. И в жизни церкви оба вида дисциплины должны характеризовать ее не только в воскресенье, но и с понедельника по субботу. Можно сказать, что дисциплина — это просто еще один способ описания процесса ученичества. Когда должны происходить ученичество и дисциплина? Всю неделю.

БОЛЕЕ СЛОЖНЫЙ ВОПРОС

Но вот более сложный вопрос: когда следует переходить на следующий уровень в процессе дисциплины — от одного к двум или трем, от двух или трех ко всей церкви?

Здесь нет общей формулы. Каждый случай должен рассматриваться отдельно. Например, были ситуации, когда пресвитеры нашей церкви не видели необходимости в длительной работе и изучении всех деталей в течение долгого времени — и были другие ситуации, в которых мы работали месяцами или даже годами, не решаясь перенести конкретный вопрос на следующий уровень.

Чаще всего подобное происходит, когда вовлеченные люди борются со своим грехом, принимая нашу помощь. Я помню, как наш пресвитерский совет работал с одной супружеской парой в течение четырех или пяти лет — достаточно долго, чтобы успели смениться некоторые из пресвитеров. Новые пресвитеры были введены в курс дел уже по ходу их рукоположения. Никто из этой супружеской пары не был отлучен от церкви.

НЕМНОГО БОЛЕЕ ПРОСТОЙ ВОПРОС

Вот, по крайней мере в теории, несколько более простой вопрос: какие грехи требуют публичной огласки и отлучения? Чтобы ответить на этот вопрос, писатели прошлых столетий часто составляли списки грехов из Писания, например, из 1 Коринфянам 5 и 6: «Но я писал вам не сообщаться с тем, кто, называясь братом, остается блудником, или лихоимцем, или идолослужителем, или злоречивым, или пьяницею, или хищником; с таким даже и не есть вместе» (1 Кор. 5:11). Но если просто придерживаться таких списков, значит ли это, что мы должны отлучать «лихоимцев», но не аферистов? Мошенников, но не убийц или педофилов? Аферисты, убийцы и педофилы никогда не упоминаются в этих списках.

Я не думаю, что мы должны рассматривать эти списки как исчерпывающие. В них Павел описывает такие грехи, которые следует ожидать от неверующих и нераскаявшихся людей (см. 1 Коринфянам 6:9-10).

Итак, вот короткий ответ на этот вопрос: лишь видимые, серьезные и нераскаянные грехи дают повод для публичного оглашения и отлучения от церкви. Грех должен отвечать всем трем признакам, а не только одному или двум из них.

(i) Грех должен быть видимым.

Во-первых, грех должен быть таким, что вы можете увидеть его глазами или услышать ушами. Это не может быть тем, что, по вашему подозрению, тихо скрывается в сердце человека. Павел говорит о жадности в приведенном выше списке, но нельзя обвинить кого-то в жадности и отлучить его, если не было видимых свидетельств жадности. Светская судебная система тщательно взвешивает доказательства. Должны ли церкви быть менее осторожными? Иисус не заинтересован в правосудии толпы.

Заметьте, что я сказал «видимый», а не «публичный». Например, блуд зачастую является частным, а не публичным грехом. Поэтому я использовал слово «видимый».

(ii) Грех должен быть серьезным.

Тревога, страх и стресс могут быть грехом. Но я не думаю, что они дают повод для публичного оглашения и отлучения от церкви.

Если, например, брат приукрашивает историю и при этом отрицает это, он, возможно, согрешает. Но я не буду публично об этом рассказывать. Петр говорит нам: «любовь покрывает множество грехов» (1 Петра 4:8). Несомненно, одним из главных признаков здоровой церкви является готовность пропускать многие, даже большинство грехов, которые совершают другие члены церкви.

Итак, что считается значительным грехом? Это грех, вследствие которого становится сложно верить, что кто-то имеет Духа Божьего и является христианином. По крайней мере, если он или она отказывается покаяться. Помните, что такое членство: это подтверждение исповедания веры человека церковью. Серьезный грех — это грех, который затрудняет или делает невозможным утверждение вероисповедания человека в глазах смотрящего мира. Я могу с чистой совестью подтверждать веру того, кто отрицает, что приукрасил историю. Я не могу с чистой совестью сделать этого в отношение тех, кто упорствует в сексуальной безнравственности, словесной брани, пьянстве и т. д.

Являются ли критерии «значительного греха» несколько субъективными? Да, поэтому один и тот же грех в одной ситуации может служить поводом для отлучения, в то время как в другой ситуации он, в силу множества косвенных факторов, не приведет к отлучению. Насколько проще было бы, если Писание давало нам точный прецедентный закон для любой возможной ситуацией. Однако Господь пожелал, чтобы мы обращались к Нему за мудростью и поступали по вере. Кстати, это еще одна причина, по которой церкви должны стремиться воспитывать как можно больше пресвитеров. Совсем немудра ситуация, когда один или два человека вынуждены разбираться со всеми сложными ситуациями до того, как представить их всей церкви.

(iii) Грех должен быть нераскаянным.

Человек был обличен в грехе. Вне зависимости от того, признает ли он свой грех и обещает ли он прекратить его, если, в конечном итоге, он не отказывается от него, то он продолжает к нему возвращаться. Он не может (или не хочет) с ним расстаться, как глупец не может расстаться со своей глупостью.

КАК НАМ ПРОТИВОСТОЯТЬ ГРЕХУ?

Бывали случаи, когда Иисус в гневе опрокидывал столы. Бывали случаи, когда апостолы публично и жестко говорили с отдельными людьми (вспомните Петра и волхва Симона в Деяниях 8, или Павла в 1 Коринфянам 5). И могут быть редкие случаи, когда исправление члена церкви должно происходить по 9 или 10 баллам по шкале серьезности.

Но в подавляющем большинстве случаев ваше обличение и вопросы должны отличаться следующим:

  • Не публичность: Процесс в Матфея 18 предполагает, что мы должны сохранять круг вовлеченных как можно уже.
  • Кротость: Павел призывает исправлять людей «в духе кротости» (Гал. 6:1).
  • Бдительность: в том же стихе Павел добавляет: «наблюдая каждый за собою, чтобы не быть искушенным». Иуда говорит: «к другим же будьте милосердны, но опасайтесь их, ненавидя даже их одежду, скверную от развратной плоти» (ст. 23, РБО). Грех коварен. В нем легко запутаться, даже если вы пытаетесь помочь другим.
  • Милосердие: Иуда дважды призывает «быть милосердными» (ст. 22, 23). Ваш тон должен быть милосердным и понимающим, а не самоправедным, как если бы вы никогда не были бы способны точно так же споткнуться.
  • Беспристрастность: Мы должны не судить заранее, но стремиться услышать обе стороны истории (см. 1 Тим 5:21).
  • Ясность: Пассивная агрессивность или саркастичное обличение, безусловно, не годятся, потому что они служат лишь для собственной защиты. Вместо этого вы должны быть готовы стать уязвимым через свою ясность, особенно если вы собираетесь попросить человека быть уязвимым, исповедуя свои грехи. Время от времени недосказанность может смягчить разговор и позволить человеку самому во всем признаться. Но вам не следует поступаться ясностью. Чем большее количество людей вовлечено, тем яснее вы должны быть. В конце концов, «малая закваска квасит все тесто» (1 Кор. 5:6). Люди должны быть предупреждены.
  • Решительность: В связи с этим, когда дело доходит до заключительного этапа дисциплины — отлучения — действие всей церкви должно быть решительным: «очистите старую закваску, чтобы быть вам новым тестом» (1 Кор. 5:7); «Еретика, после первого и второго вразумления, отвращайся» (Титу 3:10). Должно быть ясно, что человек более не является членом церкви и не может участвовать в Вечере Господней.

В вопросах исправления всегда требуется мудрость, потому что нет двух одинаковых ситуаций. Легко сказать: «Итак, с этим человеком мы поступили следующим образом». Хотя из прецедента многое можно извлечь, в конечном счете, мы должны опираться на принципы Божьего Слова, руководство Его Духа и тщательное изучение деталей и особенностей каждой ситуации.

* * * * *

 

More articles tagged as: