Членство

Как принадлежность к церкви прежде веры в Бога перепрограммирует ДНК церкви

Статья
03.14.2018

Современное общество все больше говорит о том, что мы — не одиночки и нуждаемся друг в друге. От того, кем я себя считаю, до того, что я думаю о жизни и вселенной, все мои представления отражают позицию общества. Это не означает, что я не принимаю независимых решений. Это просто означает, что социальный контекст, в котором я живу, по большому счету определяет спектр тех вариантов, из которых я могу выбрать.

Более того, культура какой-то выбор поощряет одобрением, а какой-то — наказывает осуждением. Временами поощрение денежное. Но большая, чем денежная награда – это награда эмоциональная, социальная и интеллектуальная, когда вас считают нормальным, здоровым, подходящим членом общества. Мы — социальные существа, и мы хотим быть частью группы.

И это означает, что несмотря на объективные заслуги или недостатки той или иной идеи, она может считаться более вероятной или привлекательной. Трудно верить в то, что все наши знакомые считают странным. С другой стороны, крайне просто верить в то, что все, кого мы знаем, считают истинным. Мы — не острова в потоке воды, мы — группы рыб, и понятно, почему нам представляется логичным следовать общему потоку.

Церковь говорит: «Это не так странно, как ты думал»

Что происходит, когда вы применяете эти базовые принципы к церкви и ее задаче благовествования? Вдруг вы осознаете, что церковь — это больше, чем проповедническая база или помещение для проведения благовестнических мероприятий. Вы также понимаете, что задача благовестия лежит не только на плечах профессионалов из штата церкви.

Вместо этого вся церковь становится ключевым элементом в вопросе представления Евангелия привлекательным. Подобное собрание верующих становится вполне вероятной альтернативой неверию. Это становится субкультурой, которая демонстрирует, что означает любить и следовать за Иисусом, и что означает любить и служить друг другу. И все это демонстрируется по мере того, как церковь живет жизнь вместе. От воскресных богослужений до домашних изучений Библии, от неформальных посиделок за обеденным столом до каких-то совместных мероприятий, совместная жизнь не только укрепляет общую веру, но также говорит неверующему миру: «Это не так странно, как ты себе представлял, и если ты сделаешь прыжок веры, то не останешься в одиночестве». Другими словами, церковь делает веру привлекательной. Логично, не так ли?

На шаг дальше: принадлежность прежде веры

В последние несколько десятилетий многие церкви пошли на шаг дальше. Если взгляд на церковь поможет перейти от неверия к вере, то не будет ли еще лучше, если они увидят это изнутри? Если мы хотим показать привлекательность Евангелия неверующим, что может быть более эффективным, чем пригласить их внутрь нашего круга, позволить им, так сказать, «примерить, прежде чем купить»? И если община — это самый мощный инструмент в нашем арсенале, то давайте будем вводить людей в общину, не как внешних наблюдателей, но как осторожных «своих», участвующих с нами в нашей жизни.

К какому результату это приводит? «Неверующие» превращаются в «ищущих». Они становятся «спутниками в нашем путешествии», просто находясь на другом уровне этого путешествия. Практически это означает, что вы позволяете неверующим участвовать во всех служениях от группы поклонения до детского служения, от служения приветствия до организации транспорта неимущим прихожанам церкви. Все включены, все чувствуют принадлежность, независимо от веры.

Смысл этого всего состоит в том, что до того еще как они это поймут, они не только будут чувствовать принадлежность, но они также будут веровать в то, к чему они принадлежат, потому что принадлежность делает веру привлекательной.

Почему не стоит позволять им принадлежать церкви до того как они уверуют – ТРИ ПРИЧИНЫ

Это привлекательная идея. Это кажется эффективным методом. Но это также и плохая идея, и вот три причины почему.

Это приводит в замешательство христиан

Во-первых, это приводит в замешательство христиан. Я являюсь пастором церкви, которая раньше неофициально практиковала именно такую философию служения. В результате у нас в церкви появилась группа «своих» (некоторые из них были членами церкви, другие нет), которые заявляли, что они христиане. Проблема состоит в том, что некоторые из них усердны и посвящены, другие же больше заинтересованы в том, чтобы их развлекали, еще же одна группа вообще ничего делать не хочет. Но поскольку все они принадлежат семье, они все номинально являются последователями Иисуса, и нам приходится искать объяснения их отличию от библейской картины христианина. Мы говорим: «Он очень занят», «Она просто не разбирается в музыке», «Дело в том, что все их друзья разъехались». Кроме этого мы придумываем дополнительные категории, такие как, «посвященный христианин», «серьезный христианин» и «жертвенный христианин», чтобы как-то отличать их от «посредственного христианина» или «вроде-христианина».

Мы, конечно же, понимаем, что в каждой церкви присутствует широкий спектр духовной зрелости. Мы пониманием, что христиане грешат. Но что означает быть христианином в подобном контексте? И что нам остается делать со странными заявлениями Христа, когда Он говорил: «Ибо, кто будет исполнять волю Отца Моего Небесного, тот Мне брат, и сестра, и матерь» (Матф.12:50) и «И кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня» (Матф.10:38)? Иисус говорил о следовании за Ним как о радикальном изменении своего привычного образа жизни. Но когда мы намеренно затираем грань между одной и другой жизнью, мы приводим христиан в замешательство по поводу того, что под собой подразумевает следование за Христом.

Это приводит в замешательство неверующих

Во-вторых, принадлежность церкви прежде покаяния приводит в замешательство неверующих. Через некоторое время после того как я начал служить в нашей церкви к нам поступил анонимный телефонный звонок. Нам сообщили, что один из лидеров церкви «живет в грехе». После недолгого расследования информация подтвердилась.

В каком-то смысле, это не было самой большой проблемой. Христиане совершают грехи, даже ужасные грехи. По настоящему большой проблемой, по мнению пастора, оказалось то, что произошло, когда этот лидер был обличен в грехе. Ответ был ошеломляющим: «Я на такое не подписывался! Если бы я знал, что такое будет, я бы никогда и не присоединялся к церкви». (Это очень иронично, но вы можете иметь философию служения, когда принадлежность общине предшествует вере и при этом иметь официальное членство. Так было у нас.)

Очевидно, что для упомянутого выше человека быть христианином не означало подчиняться Иисусу. И Евангелие не подразумевало покаяния и веры. Вместо этого, было неверное понимание того, что означает принадлежать к нашей семье, быть принятым и иметь возможность проявлять свои дарования и интересы. Подотчетность в действиях, как и посвящение церкви никак не входили в подобную концепцию. Прежде чем мы смогли даже поговорить о деталях и непонимании, тот лидер покинул церковь.

Если неверующим никогда не говорят о том, что они неверующие, но вместо этого их учат о том, что они «ищущие», «спутники в нашем путешествии, просто находящиеся на другом его уровне», им легко прийти в замешательство по поводу того, а что вообще означает быть христианином, и что означает доверять Евангелию. Желание принадлежать прекрасной семье людей может с легкостью побудить любого подписаться под «сообществом Иисуса», но на самом деле так никогда и не смириться перед повелением Христа покаяться и уверовать.

Это приводит к фундаментальному изменению ДНК церкви

В-третьих, принадлежность церкви прежде покаяния приводит к фундаментальному изменению того, чем является церковь. Поместная церковь — это сообщество, и всякое сообщество, во-первых, определяется не правоустанавливающими документами, зданием в котором оно собирается или программами, но людьми, которые это сообщество составляют. Людьми, которые участвуют своими жизнями в реальности нового творения любви и святости, которые и создают новую привлекательную структуру, альтернативную неверию.

Вот чему учил Иисус — «По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Иоанна 13:35).

Вот чему учил Павел — «…Разве не знаете, что малая закваска квасит все тесто? Итак, очистите старую закваску, чтобы быть вам новым тестом, так как вы бесквасны, ибо пасха наша, Христос, заклан за нас» (1 Кор.5:6-7). А в другом месте — «Не преклоняйтесь под чужое ярмо с неверными, ибо какое общение праведности с беззаконием? Что общего у света с тьмою?» (2Кор.6:14).

Вот чему учил Петр — «И провождать добродетельную жизнь между язычниками, чтобы они за то, за что злословят вас, как злодеев, увидя добрые дела ваши, прославили Бога в день посещения» (1 Петра 2:12).

Вот чему учил Иоанн — «…из сего узнаем, что мы в Нем. Кто говорит, что пребывает в Нем, тот должен поступать так, как Он поступал» (1 Иоанна 2:5-6).

В соответствии с Новым Заветом, в этом сила свидетельства церкви о Христе. Когда мир смотрит на церковь, конечно же мир видит грешников. Но это не все, что видит мир. Он видит грешников, чьи жизни были радикально изменены Благой Вестью Иисуса Христа. Мир видит грешников, чья любовь друг к другу не может быть объяснена ничем, кроме как смертью и воскресением Иисуса Христа. Мир видит не просто грешников, которые любят друг друга, но грешников, которые любят Бога через Иисуса Христа, и чьи жизни демонстрируют эту любовь в святости и истине.

Возвращаясь к тому, с чего мы начали, церковь может быть привлекательной структурой веры, только если она состоит из людей, имеющих эту самую веру.

Все это меняется, когда церковь становится сообществом тех, кто вместе совершает путешествие. Для многих таких спутников по путешествию конец пути неясен и неопределён.  Для других путешествие прервалось на половине пути. Некоторые все же пришли к цели — спасению души. Но такие путешественники теряют силу свидетельствовать миру об истине Иисуса Христа и Его Евангелия. Такое свидетельство невозможно, если вы можете принадлежать церкви до того, как уверуете.

Подобные сообщества становятся свидетелями лишь себе, своей теплоте, открытости и толерантности. Но что такого уникального и привлекательного в подобном сообществе? Есть много подобных открытых и приятных сообществ, субкультур и в городе, в котором я живу. Но они не свидетельствуют об Иисусе. Только поместная церковь выполняет подобную функцию. И сама церковь может выполнять эту функцию, только если будет ставить веру прежде принадлежности.

Проще говоря, философия служения, в которой принадлежность к церкви предшествует вере в Бога фундаментально перепрограммирует церковь, что в итоге сводит на нет силу свидетельства церкви о Христе.

Идея получше

Принадлежность церкви до покаяния и веры — это плохая идея. Идея получше – это то, что Иисус описал в Иоанна 13. Это сообщество, которое глубоко верует в Евангелие и отражает его влияние в своей жизни, через любовь друг ко другу. Подобное сообщество спровоцирует тех, кто вне его, не только осознать, что они не часть этого сообщества, но и захотеть стать его частью.

Картина, которая приходит в голову в связи с этим – это пекарня, в холодный и снежный день. Аромат вкусного хлеба и какао доносится временами до тех, кто на улице. Мальчуган прижался носом к витрине пекарни. Эта витрина — барьер. Без этого барьера внутреннее тепло и аромат хлеба быстро улетучатся, и никто не узнает, что там было то прекрасное место, которое стоило посетить. Но барьер прозрачный, и поэтому он позволяет этому мальчугану увидеть «вкусности», которые находятся внутри пекарни. Пекарь приглашает его зайти внутрь. И есть вход, узкая дверь внутрь, через которую он должен пройти. До тех пор как он войдет, он может смотреть и быть признательным за то, что видит внутри, но насладиться этим он не может. Как только он войдет, он может попросить хлеба.

Когда неверующие сталкиваются с вашей церковью, это должно походить на ту картину с мальчуганом, стоящим у витрины пекарни, а не у каменной стены. Они должны чувствовать тепло вашей любви, по мере того как вы приглашаете их и вовлекаете их в свою жизнь как людей, сотворенных по образу Божьему. Они должны видеть глубину отношений, наблюдая за тем, как люди идут на какие-то неудобства ради того, чтобы послужить друг другу и им. Они должны вкусить Евангелие по мере того как Слово Божье будет проповедоваться и преподаваться так, что они начнут замечать его требования к своей жизни. И они должны слышать радостные притягательные звуки, когда будут слушать хвалу и молитвы людей, поклоняющихся нашему распятому и воскресшему Господу.

Поэтому сделайте все, чтобы создать сообщество, которое будет притягивать людей извне. Задумывайтесь о том, как вы говорите. Будьте умышленно гостеприимны. Будьте намеренно открыты. Подобно пекарни, из которой исходит вкуснейший запах выпечки, публично празднуйте победы благодати в жизни людей среди вас. И затем, когда вы сделали это, четко проповедуйте Евангелие и приглашайте людей ответить на него покаянием и верой. Призывайте их не выйти к сцене, но войти сквозь узкие врата и соединиться с вами в богатстве веры евангельской.

Если церковь призвана показывать блага Евангелия, то барьер веры не должен быть снесен, потому что именно эта общая вера, показанная в делах любви, наиболее привлекательна для  тех, кто веры этой еще не имеет.

More articles tagged as: