Как изменилось мое мышление. Центральное положение поместной церкви.

Статья
01.01.2018

С тех пор, как я стал христианином в старших классах школы, поместная церковь всегда была для меня важна. Я помню, как проводил много часов в церковной библиотеке, собирая статистику возрастающего числа членов нашей церкви, и сопоставлял ее с цифрами по все уменьшающейся посещаемости. Итогом моего исследования в докомпьютерную эпоху стал график на большом плакате. На нем я отразил кривые количества членов и количества посещающих воскресные служения. Где-то в 1940-50х эти кривые начали резко расходиться. Несмотря на то, что я корпел над своим исследованием и составлением графика долгие часы, лишь немногие люди успели его посмотреть. Я повесил плакат на стену в церкви без разрешения (потому что мне в голову не пришло, что оно необходимо), и он был быстро снят.

По мере моего христианского взросления за годы обучения в университете и семинарии, также росло мое беспокойство о номинализме в церкви. Многие отчеты об «обращениях» в христианство казались мне попросту ложными. Я с подозрением начал относиться к методам благовестия, которые приводили к таким раздутым цифрам, но больше всего я переживал за людей, стоящих за этой статистикой. Людей, которые были так уверены в своем спасении и в то же время не показывали никакого плода Духа в своей жизни.

Во время моей учебы в докторантуре мой фокус все более и более смещался на тему церкви, в особенности, на центральное положение поместной церкви. Я помню один резкий разговор, произошедший между мной и моим другом, работавшим в парацерковной организации. Мы оба ходили в одну и ту же церковь. Я стал членом этой церкви сразу же после того, как переехал в этот город, а мой друг, приехавший пару лет спустя, решил быть просто прихожанином. Он приходил только на утреннее служение по воскресеньям и даже тогда — лишь на время проповеди. Итак, однажды я решил с ним поговорить об этом.

Он ответил с присущей ему искренностью и прямотой: «Я не получаю пользу ни от какой другой части служения». Я спросил: «Ты думал над тем, чтобы стать членом церкви?». Искренне удивленный, он ответил: «Стать членом? Честно, я даже не представляю, зачем мне это делать. У меня есть конкретные цели для служения в этом городе, и эти люди будут лишь замедлять меня». Эти слова кажутся холодными, когда я их читаю, но они были произнесены с искренностью и смиренной теплотой очень одаренным евангелистом, который не хотел терять ни часу Господнего времени. Он хотел использовать свое время с максимальной пользой, а все процедуры и встречи, связанные с официальным присоединением к церкви, казались ему абсолютно не имеющими значения.

«Будут меня замедлять», — его слова эхом отдавались в моем сознании.  «Будут меня замедлять». Мой мозг перебирал десятки различных идей, но ответил я простым вопросом: «А задумывался ли ты когда-нибудь над тем, чтобы взяться за руки с этими людьми? Да, они, возможно, замедлят тебя, но ведь ты можешь помочь им ускориться? Ты когда-нибудь думал, что именно это может быть Божьим замыслом для тебя и для них?». Наш разговор продолжился, но самая главная мысль уже навсегда отложилась в моем сознании. Бог намеревается использовать нас в жизнях друг друга – даже, если это иногда кажется нам духовной растратой.

В то же самое время мое исследование пуританства дало возможность проследить развитие богословских дебатов об устройстве церкви, происходивших в конце XVI – середине XVII веков. Я в особенности был заинтересован «Великими дебатами» о религии в Англии в XVI веке и Вестминстерским собранием. Мое внимание привлекла точка зрения некоторых «Независимых» или «Конгрегационалистов», которая, по сути, говорила, что пасторский авторитет распространяется только на его поместную церковь. Их аргументы того, что поместная церковь и никто другой представляет конечный земной суд в делах церковной дисциплины и учения, также казались библейски обоснованными (см. Мф. 18:17; 1 Кор. 5; 2 Кор. 2; Галатам; 2 Тим. 4). Важность пастора и поместной общины в жизни христианина приобретали все более важную роль в моем сознании.

Затем в 1994 году я стал старшим пастором. Хотя я всегда уважал служение пресвитеров и сам уже служил пресвитером в двух других церквах, новая роль единственного на тот момент пресвитера церкви заставила меня еще глубже размышлять о важности этого служения. Такие тексты из Писания, как Иакова 3:1 («будут судимы более строго») и Евреям 13:17 («дадут отчет») выдвинулись на передний план в моем сознании. В новых обстоятельствах я еще четче увидел важность поместной церкви в глазах Бога. Я помню, как читал цитату Джона Брауна, который писал своему ученику, недавно рукоположенному на пасторство в маленькой церкви: «Я знаю суетность твоего сердца и твою печаль из-за малости твоей общины в сравнении с церквами других братьев. Однако будь уверен в словах старика, что, когда ты будешь давать отчет о вверенных тебе людях Господу Христу перед Его престолом, ты поймешь, что их у тебя было достаточно». Заботясь о той церкви, которую Господь мне доверил, я чувствовал всю тяжесть предстоящего отчета перед Богом.

Этот урок все более и более закреплялся через мою повседневную работу. Во время проповедования по Евангелиям и посланиям я раз за разом уточнял идеи о христианской любви. Несмотря на то, что некоторые тексты действительно призывают христиан любить всех (например, 1 Фес. 3:12), многие тексты, которые используются для учения этому, на самом деле говорят о любви христиан друг ко другу. Я помню, как однажды проповедовал по Матфея 26, подчеркивая, что указания для тех, «кто даст чашу воды» относятся к «наименьшим из братьев моих». После служения ко мне подошел один человек и сказал, что я разрушил его «девиз жизни»!

В моей жизни, однако, все отрывки, говорящие «друг другу» и «один другому», начали воплощать в реальность те богословские истины, которые я знал о любви Бога к Своей церкви. По мере того, как я проповедовал по Ефесянам 2-3, стало четко видно, что церковь стоит в центре Божьего замысла по явлению Его мудрости небесным начальствам. Когда Павел разговаривал со старейшинами Ефесской церкви, то о церкви сказал, что «Бог приобрел ее Себе ценой Своей собственной крови» (Деяния 20:28). А еще раньше по дороге в Дамаск, куда Савл направлялся для того, чтобы подвергнуть гонениям местных христиан, воскресший Христос остановил его и не спросил, зачем он преследует этих христиан, или даже церковь в целом. Христос спросил его: «Савл, Савл, почему ты гонишь Меня?», потому что Он настолько ассоциировал Себя со Своей церковью (Деяния 9:4). Было ясно, что церковь занимала центральное положение в вечном Божьем замысле, в Его жертве и в Его продолжающейся заботе.

Возможно, все это покажется вам объяснением центрального положения экклесиологии, а не поместной церкви. Однако по мере того, как я еженедельно проповедовал Библию, то всё более убеждался, как хорошо слово «община» отражает перевод греческого слова «экклесия» — церковь. Поместная церковь состоит из важных взаимосвязанных отношений, через которые воплощается наше следование за Христом. По большей части, любовь является поместной. Таким образом, поместная община – это место, которое должно являть эту любовь перед очами всего мира. Таким образом Иисус учил Своих учеников в Иоанна 13:34-35: «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга. По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою». Я видел, как друзья и семьи уходили от Христа по причине ужасного свидетельства поместных церквей. Я также видел, как друзья и семьи приходили ко Христу, потому что они видели именно такую любовь в поместной церкви – любовь, о которой учил Иисус и которой Он сам жил. Они видели любовь христиан друг ко другу, жертвенную любовь, которую явил Бог – и они чувствовали притяжение такой любви. Таким образом, община, как громкий динамик Божьего Слова, заняла центральное место в моем понимании благовестия, в том, как нам следует молиться и планировать благовестие.

Как различить истинное обращение в других, и как быть уверенным в своем собственном – в этих вопросах община также заняла более центральное положение в моем понимании. Я помню, как был поражен отрывком из 1 Иоанна 4:20-21, когда готовился по нему проповедовать: «Кто говорит: «я люблю Бога «, а брата своего ненавидит, тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит? И мы имеем от Него такую заповедь, чтобы любящий Бога любил и брата своего». Иакова 1 и 2 несет ту же самую мысль. Библейская любовь не является одним из нескольких возможных выборов, она является частью каждого истинного ученика Христа.

Размышления о центральном положении поместной общины также дало более глубокое уважение к церковной дисциплине – как к формирующей, так и к исправительной. Дисциплина необходима нам, как часть нашего следования за Христом, если мы хотим по-настоящему подчиняться друг другу в поместной церкви. И если мы хотим видеть дисциплину по образу Нового Завета, то нам необходимо знать других, быть посвященными им, а также позволять другим узнавать нас. Мы также должны доверять власти. На практике все доверие власти в браке, дома и в церкви происходит на поместном уровне. Непонимание этого, а также презрение или нелюбовь к власти очень напоминает суть грехопадения. И наоборот, понимание и принятие этого, отражает суть той милостивой работы Господа, когда Он восстанавливает отношения с нами – отношение одновременной власти и любви.

Подводя итог изложенному выше, я вижу, почему христиане прошлых веков так серьезно относились к непосещению церковных собраний. Я также вижу, какой большой и разносторонний ущерб был нанесен церкви, когда графики количества членов и церковной посещаемости стали расходиться. Когда посещение церкви перестало относиться к ответственности всей общины и стало делом простого личного решения, то начался беспорядок как в жизни этих церквей, так и в жизни тех людей, которые когда-то их посещали.

Моя голова полна и других вопросов. Например, вопросов о семинариях и «христианских лидерах», которые каждую неделю находятся на новом месте. Вопросов о пасторах, которые не понимают важности поместной церкви и о бедных овцах, которые подобно разочарованным клиентам, скитаются от одной церкви к другой. Надеюсь, что Божьей милости, церкви будут находить библейские ответы на эти вопросы в предстоящие десятилетия.

 

More articles tagged as: