Евангелие

Заместительное искупление: история любви

Майкл Лоуренс

Старший пастор баптистской церкви Hinson в городе Портленд, штат Орегон. Вы можете найти Майкла в Twitter @pdxtml.
Статья
08.21.2019

На протяжении веков церковь утверждала, что заместительное искупление (на англ. – «penal substitutionary atonement») лежит в основе Евангелия. Да, крест также показывает любовь Бога, Его ненависть к греху и Его приверженность искуплению Своего народа. Но за всеми этими идеями стоит логика креста, в которой вместо виновных предлагается невинный заместитель, несущий на Себе их вину и стыд, их наказание и отвержение, и таким образом обеспечивающий их прощение и принятие Богом.

Однако с недавних пор на заместительное искупление обрушился шквал критики. Его критикуют как холодную, сухую богословскую конструкцию, вдохновленную в большей степени западными правовыми концепциями, нежели библейским Богом любви. Его отвергают как чудовищную картину Отца, который подверг ребенка насилию. Заместительное искупление было вытеснено более привлекательными историями о кресте как о нашем выкупе или образце жертвенной любви. Эти критические замечания обладают большой эмоциональной силой. Люди «проснулись» от того факта, что западное мышление, маскирующееся под христианство, принесло много вреда. Они знают об ужасах жестокого обращения с детьми, которое постигло столь многих из их друзей, родственников или даже их самих. И они жаждут объяснения креста, которое вдохновляет, а не развивает логический аргумент, придает силы, а не вводит в смущение.

Если мы хотим преподавать и защищать заместительное искупление как основу нашего спасения, то нам нужно будет преодолеть не только богословские барьеры, но и эмоциональные. Поэтому одних лишь сухих логических аргументов систематического богословия будет недостаточно. В конце концов, если это просто «теория» или логическая конструкция, то, наверное, можно разработать лучшую теорию или менее эмоционально окрашенную конструкцию. К счастью, в библейском богословии у нас есть то, что нам нужно. Бог создал нас для восприятия историй, которые обращаются как к сердцу, так и к разуму. И когда мы рассказываем библейскую историю о заместительном искуплении, происходят две вещи. Во-первых, мы начинаем понимать, что заместительное искупление занимает центральное место во всей сюжетной линии Писания. Но не менее важно то, что наши сердца начинают понимать, что заместительное искупление — это история Божьей любви.

НЕ ТЕОРИЯ, А ИСТОРИЯ

Где история заместительной жертвы берет свое начало? Она начинается в 3-й главе книги Бытия. Бог сказал, что в тот день, когда Адам и Ева съедят плод от дерева познания добра и зла, они умрут. И Бог был верен Своему слову. Когда люди ослушались, они умерли духовно, под проклятием Бога. Но они не умерли физически, по крайней мере, не сразу. Вместо этого умерли два животных, и Бог сделал одежду из их шкур, чтобы покрыть стыд наготы людей (Быт. 3:21). Нигде не используется язык жертвоприношения или замещения, но картина ясна. Заместительные жертвы умерли физически, чтобы скрыть физический стыд человека.

Перенесемся в Бытие 22. Бог вступил в заветные отношения с Авраамом и его потомками, гарантируя этот завет в Бытие 15. Бог клятвенно обещал, что если Он не будет соблюдать завет, то Сам понесет смертную казнь. Но теперь Бог просит Авраама принести в жертву своего единственного сына Господу. Потому ли, что Авраам согрешил и нарушил завет? Текст этого не говорит. Мы узнаем лишь то, что Авраам послушался. Но в тот момент, когда он собирался убить Исаака, Бог не только остановил его, но и предоставил замену в виде барана, запутавшегося рогами в кусте. Если ранее что-то оставалось неясным, то сейчас замещение неизбежно. Исаак жил, потому что Бог предоставил другому занять его место.

Все это достигает кульминации в Пасху в Исходе 12. Незапятнанный агнец приносится в жертву, его кровью мажутся дверные косяки и, таким образом, семья внутри избавляется от суда ангела смерти. Люди внутри съедают ягненка, что символизирует их отождествление с ним и их участие в его судьбе. И с этого момента заместительное искупление стоит в центре отношений Израиля с Господом. В каждой жертве за грех и каждой жертве повинности поклоняющийся возлагает руки на незапятнанное животное, показывая, что это животное представляет самого поклоняющегося (Лев. 1, 4). Животное приносится в жертву, его кровь проливается на алтарь, а поклоняющийся принимается Богом и примиряется с Ним.

День за днем, неделя за неделей, месяц за месяцем приносились эти жертвы. И один раз в год, в День Искупления, Первосвященник, представляющий весь народ, приносил жертву за себя и жертву за людей (Лев. 16). Но в отличие от пасхальных или других жертвоприношений, ни священник, ни люди не ели эти жертвы. Это были жертвы всесожжения. Один Бог символически поглощал жертву и грех, который представляла жертва.

НЕ ПРОБЛЕМА, НО РЕШЕНИЕ

Год за годом, десятилетие за десятилетием, век за веком, заместительное искупление через жертвоприношение животных стояло в центре отношений Израиля с Богом. На основе этих жертв происходило покрытие стыда и снятие вины. Поскольку животное принимало наказание, которого заслуживали израильтяне, они не только продолжали жить, но были принимаемы Богом. Пока они не согрешат в очередной раз. А затем до следующего дня искупления. Тогда процесс должен был бы повториться. И именно в этом бесконечном повторении мы понимаем, что история заместительного искупления не была закончена. Проблема не в том, что эти жертвы были жестокими или недостойными Бога. Проблема в том, что они были недейственны. «Но жертвами каждогодно напоминается о грехах, ибо невозможно, чтобы кровь тельцов и козлов уничтожала грехи» (Евр. 10:3–4).

И все же Бог с самого начала предоставлял заместительные жертвы. От смерти животных для покрытия позорной наготы Адама и Евы и замещения для Исаака до незапятнанного пасхального агнца и жертвоприношений в Храме, эти частичные, временные и в конечном счете недейственные замещения были предназначены Богом, чтобы чему-то нас научить. Они были прообразом и тенью совершенной заместительной жертвы, которая должна была прийти. Исаия говорил об этом последующем заместителе в Исаии 53. Тот, чья кровь могла убрать грех и покрыть стыд. Тот, чья смерть могла бы обеспечить принятие поклоняющегося раз и навсегда. Тот, чье замещение было вполне уместным, потому что Он был вполне человеком. Тот, чье замещение было вполне подходящим, потому что Он был вполне божественным.

НЕ ЛОГИКА, А ЛЮБОВЬ

Автор Послания к евреям объединяет все нити этой истории в Послании к евреям 10. Цитируя Псалом 40, словно сказанный Иисусом, он пишет: «…жертвы и приношения Ты не восхотел, но тело уготовал Мне. Всесожжения и жертвы за грех неугодны Тебе. Тогда Я сказал: вот, иду, как в начале книги написано о Мне, исполнить волю Твою, Боже». Жертвы животных не были угодны Богу, потому что животные не могли, в конечном счете, представлять людей в их грехе.

Итак, Бог-Отец приготовил тело в воплощении Бога-Сына. Животные были невольными и неразумными заместителями. Но Сын заявляет, что Его жертва является как добровольной, так и совершённой в полном послушании. «Иду… исполнить волю Твою». Животные могли быть безупречными лишь физически. Но Сын был морально безупречен (Евр. 9:14). Животных приходилось приносить в жертву неоднократно. Но Сын, «принеся одну жертву за грехи, навсегда воссел одесную Бога». Жертвоприношения животных и священники, которые предлагали их, не имели вечной жизни, чтобы дать ее кому-либо. Но священство Сына основано «по силе жизни непрестающей» (Евр. 7:16), и Его жертва была принята в воскресении к вечной жизни, которую Он дает всем призванным (Евр 9:14–15).

Вся сюжетная линия Писания, вся история искупления — это история о том, как Бог предоставлял Своему народу заместительные жертвы, чтобы покрыть их позор, и чтобы жертва понесла осуждение, которое они заслуживали. Бог предоставил заместительную жертву, чтобы Его народ мог быть Им принят. Одно это — история незаслуженной благодати и удивительной любви. Но с самого начала Божий замысел и цель заключались не только в том, чтобы предоставить это замещение, но и стать той самой заместительной жертвой в лице Божьего Сына. Иисус понес на Себе наказание, которое мы не могли нести, и стыд, который мы не могли преодолеть. Заместительное искупление — это не какая-то логическая конструкция и не чудовищная деградация характера Бога. Не существует более убедительной истории. Ведь история заместительного искупления — это история страстного выражения Божьей любви. Это вершина Его славы. Утратив заместительное искупление, мы потеряем не только историю искупления, мы потеряем любовь и славу Бога.

Итак, пасторы, давайте расскажем людям эту историю. Необязательно всю сразу. Но где бы вы ни находились в Писании, не упускайте возможность указывать на намеки и тени, а также на подготовку и исполнение жертвы, которую Бог предоставит, чтобы занять наше место. Когда наши люди научатся видеть эту историю, они также поймут, что это за история — величайшая история любви из когда-либо рассказанных.

 

Другие статьи на тему: