Проповедь

Важны ли доктрины в служении бедным общинам?

Статья
11.30.2018

Несколько лет назад я (Майк) сидел за кофе со старым другом из университета. Он объяснял, как изменился его взгляд на служение по сравнению с нашими студенческими годами. Теперь он руководил студенческим служением в нескольких местных университетах и объяснял свое решение не быть таким “крестоцентричным” (его слово), как мы оба были пятнадцать лет назад. “Знаешь, Майк, мы предпочитаем не быть столь . . . доктринальными. Конечно же, крест важен. Но мы не хотим застревать в спорах шестнадцатого века об искуплении. В конце концов, Иисус использовал множество различных образов для описания спасения, например, рост горчичного семени. Мы хотим распространять Царство Божье, провозглашая благую весть бедным и освобождение пленникам. Перед нами огромные нивы для жатвы, так что нам некогда вязнуть в богословии.”

Отложим на минуту вопрос, согласился бы апостол Павел с приоритетами моего друга (ведь он заявил коринфянам, что не хотел знать среди них ничего, кроме Царства Божьего, распространяющегося как горчичное семя . . . ой, подождите, не обращайте внимания [1 Кор. 2: 2]). Как насчет сути его утверждения? Его позиция не лишена смысла.

Ради иллюстрации предположим, что вы на корабле отправляетесь в далекий город, чтобы предупредить людей о надвигающейся гибели. Если вы не успеете вовремя, то все умрут. Излишне говорить, что вы постараетесь, чтобы ваш корабль плыл как можно быстрее. Вы избавитесь от всякого лишнего груза, который может замедлить ход корабля. Вы не будете впустую тратить время, вычищая палубы и полируя медные части. Срочность задачи требует от вас незамедлительных действий и максимальной эффективности.

Люди, подобные моему другу, утверждают, что срочность христианской миссии требует от нас обрезания наших богословских парусов и сброса тяжелого груза доктринальной точности. Такой груз порождает одни лишь препирательства и столкновения между людьми, которые должны работать вместе. Если люди страдают, бедные угнетаются, а пленники связаны, то зачем писать книги, проводить конференции и спорить о значении нескольких слов?

Здесь есть здравый смысл. Церковь была бы лучше, если христиане тратили меньше времени на споры в интернете об инфралапсарианизме и больше — на разговоры с соседями об Иисусе. Но это не означает, что церкви, стремящиеся достичь бедных и нуждающихся, должны отказаться от богословских убеждений и разговоров.

Доктрина — это не груз на корабле. Это его корпус и мачта.

Учение церкви определяет характер и качество ее свидетельства. Богословие церкви формирует ее цели и то, как она пытается их достичь.

Итак, вот наш вопрос: требует ли благовестие и воспитание учеников знание доктрин и обучение им? Можем ли мы достичь этих двух сопряженных целей, просто являя любовь Христа и работая над обновлением нашего общества через служение? Это кажется маловероятным.

Вместо этого в Новом Завете мы видим, что богословие необходимо для каждой сферы жизни церкви. Давайте рассмотрим две: спасение и освящение.

СПАСЕНИЕ ТРЕБУЕТ УЧЕНИЯ

Люди, критикующие необходимость доктрин, иногда ехидно замечают, что в последний день Бог, конечно же, не будет устраивать экзамен на проверку знаний верных доктринальных утверждений. Скорее всего, нет. Но Он спросит нас что-то вроде «Вы доверяли Мне? Настоящему и истинному Мне, а не богу, которого вы сами выдумали?» Другими словами, для Господа важно, верим ли мы в определенные истины, потому что в христианстве доктринальная истина — это истина об определенной личности, а не абстрактное утверждение.

Чтобы испытать Христово спасение, человек должен верить в реальные истины о реальном Боге и доверять Ему. Если кто-то не обратился всем сердцем к Богу и не доверился Ему, то он не может быть спасен (Рим. 10:13-17). Учение необходимо для спасения!

Вот почему, когда апостолы проповедовали людям, они не уклонялись от проповеди доктринальных посланий. Посмотрите на все доктринальные темы, которые они и другие освещали для неверующих толп в книге Деяний:

  • Святой Дух (2:14–21)
  • Провидение всевластного Бога (2:23; 17:26)
  • Воскресение Христа (2:24–32; 3:15)
  • Распятие Христа (8:32–35; 13:28–29)
  • Как Ветхий Завет указывает на Иисуса (3:22–24; 7:2–53; 28:23)
  • Реальность надвигающегося суда (10:42; 17:31; 24:25)
  • Исключительность Христа (4:12; 19:26)
  • Бог-Творец (14:15–17; 17:24)
  • Самодостаточность Бога (17:24–25)
  • Царство Божье (19:8; 28:23)

Апостолы понимали, что для того, чтобы неверующие пришли к покаянию и вере во Христа, им необходимо понять определенные истины о Боге и Его спасении через Христа.

Более того, когда Иисус явился удрученному Павлу во сне, то сказал ему: “дерзай, Павел; ибо, как ты свидетельствовал о Мне в Иерусалиме, так надлежит тебе свидетельствовать и в Риме” (Деяния 23:11). Иисус суммирует все евангельское служение Павла, как евреям, так и язычникам, как свидетельство о фактах о Нем. Вот что сделал Павел: он ходил из города в город, рассказывая факты о том, кем был Иисус и что Он сделал.

Можем ли мы заменить эту картину задачи церкви по благовестию на утверждение о том, что наше свидетельство должно основываться прежде всего на любви и милосердии к нуждающимся? Дело в том, что мир может веками наблюдать, как христиане кормят бедных супом или подметают улицы, и так никогда и не придет к выводу о том, что Иисус умер за их грехи и воскрес. Мы должны открыть свои уста и рассказать миру содержание Евангелия, иначе никто не будет спасен.

ОСВЯЩЕНИЕ ТРЕБУЕТ УЧЕНИЯ

Некоторые, возможно, считают, что человеку необходимо базовое количество учения, чтобы стать христианином, но большая часть «учения» не нужна для того, чтобы возрастать в вере. Вместо этого нам нужно заняться делом и жить, как Иисус.

Однако авторы Священного Писания не разделяют эту точку зрения. Снова и снова Библия прикрепляет верные действия, поведение и взгляды Божьего народа к верному учению.

Посмотрите на эти примеры:

  • Десять заповедей. Это дедушка всех повелений — длинный список того, как жить. Но что же непосредственно предшествует этим наставлениям о благочестивой жизни? Богословская часть! » Я Господь, Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства» (Исх. 20:2). Почему у израильтян не должно быть других богов? Потому что Господь избавил их от рабства.
  • Любите своих врагов. Это повеление, которое, как никакое другое, толкает нас к труду по преображению нашего общества! Но заметьте, что Иисус привязывает эту деятельную любовь к богословию: «А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных» (Мф. 5:44-45). Почему мы должны любить наших врагов? Потому что Бог, наш Отец, есть Бог, любящий врагов
  • Будьте святы. Христиане должны быть святыми. Почему? Опять же, апостол приводит нас к доктрине: «Как послушные дети, не сообразуйтесь с прежними похотями, бывшими в неведении вашем, но, по примеру призвавшего вас Святаго, и сами будьте святы во всех поступках. как послушные дети, не приспосабливайтесь к страстям вашего прежнего невежества, но как тот, кто призвал вас, свят, вы также святы во всем своем поведении» (1 Петра 1:14-15). Мы не сообразуемся с прежними похотями благодаря святости Божьей.
  • Наконец, структура посланий Павла основывает повеления на богословских истинах. Павел желает, чтобы его читатели представили свои тела в жертву живую (Рим. 12:1), облеклись в нового человека (Еф. 4:24) и ходили во Христе Иисусе (Кол. 2:6). Но эти повеления вытекают из долгих обсуждений учения. Павел обучает церкви таким доктринам, как оправдание и прославление, типология и федеральное главенство (Рим. 5:12-17; 8:30), избрание и предопределение (Еф. 1:4-6), порочность человека (Еф. 2:1-3) и христология (Кол. 1:15-20).

Христианское послушание, включая жертвенное служение нуждающимся, должно быть основано на характере и деятельности Бога и мотивировано ими. Убрав якорь, вы можете некоторое время оставаться в том же месте, но вскоре будете унесены ветром и волнами. Подобное служение не замедлит прекратиться.

Чем больше мы знаем о Боге, тем больше мы будем двигаться к послушанию. Сколько людей молились «молитвой грешника», но не двигались дальше, потому что им не давали настоящую твердую пищу христианского учения? Сколько христиан застряли в повторяющихся кругах эгоизма, лени и греха, потому что их не учили об атрибутах Бога и о последствиях Божьего характера для их жизни?

НО ПОДОЖДИТЕ . . .

Поделюсь с вами одним из возражений, которое я слышу время от времени. Бедные общины, как правило, имеют меньший доступ к качественному образованию, что означает, что люди в этих общинах не имеют необходимых инструментов для изучения доктрины. Если люди не живут в среде, где чтение и учеба – часть обыденной жизни, или если среди них широко распространена неграмотность, то их невозможно научить сложным богословским понятиям. Если вы попытаетесь, то лишь вгоните людей в сон и быстро потеряете их интерес.

Честно говоря, такое отношение кажется мне покровительственным и снисходительным. Бедные люди бедны, но они не глупы. Они способны понимать характер и пути Божьи так же, как и все остальные. Павел не писал своих посланий профессорам семинарий. Его читатели, как правило, не были богатыми, привилегированными или хорошо образованными. Израильтяне, покидающие Египет, не имели высших степеней в богословии, но Бог, не колеблясь, рассказал им многообразные, глубокие и сложные вещи о Себе.

Бедные люди могут постичь глубокие истины. Я видел, что это верно для церкви, в которой я служу в США, и я видел то же самое в контексте церкви Мэза Мак Коннелла в Эдинбурге.

Возьмем пример Гордона. Ему около сорока лет. Он так и не окончил среднюю школу и до своего обращения никогда в жизни не читал книг. У него не было никакого церковного опыта или знаний о христианстве. Он был грамотным, но только на том уровне, который позволял ему прочесть газету. Когда Гордон впервые пришел в церковь Мэза, то сказал, что понял лишь малую часть из услышанного им учения. Я позволю ему объяснить это своими словами:

До своего обращения ко Христу я не мог понять, что говорится в Библии. Сейчас мне кажется, будто Писание зовет меня по имени и притягивает к себе. Я думаю, что это Святой Дух. Я думаю о глубоких вопросах жизни так, как никогда раньше. Я постоянно хочу читать. Хотя я не понимал длинных богословских выражений, я решил в них разобраться. Я хотел глубже любить Бога. Я хотел ближе Его узнать. Помогло то, что меня окружали хорошие люди, которые все мне объясняли безо всякого покровительства или высокомерия. В школе, если что-то казалось слишком сложным, то я просто сдавался. Теперь, несмотря на то, что из-за изучения некоторых из этих вещей начинает болеть голова, я научился упорно и терпеливо преодолевать себя.

До веры во Христа у Гордона не было постоянной работы. Он был наркозависимым и жил в хаосе и разрухе. Он говорит, что не мог усидеть на одном месте более двух минут. Сейчас он сидит и слушает сорокаминутные проповеди без каких-либо проблем, и изучает Библию при всякой возможности.

Мы не должны недооценивать людей, лишь потому что они не образованы или не начитаны. Конечно, вам нужно будет скорректировать свои педагогические методы, если вы работаете с неграмотными или умственно отсталыми людьми. Однако все хорошие учителя подстраивают свой материал под уровень своих слушателей. По нашему опыту, мы еще не сталкивались с доктринальной темой, которая была слишком сложной для понимания бедных людей. Если вы, полагаясь на Святого Духа, будете ясно и верно преподавать здравое учение, то Божий народ захочет ему учиться и возрастать в своем познании Бога.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Препятствует ли приверженность к доктринам и стремление научить им других распространению Евангелия в трудных местах? Едва. На самом деле, наше поручение делать учеников и учить их повиноваться Господу Иисусу не может быть выполнено без такой приверженности. Недостаточно показывать любовь Иисуса нуждающимся общинам. Недостаточно трудиться над обновлением социальных структур. Мы должны говорить истины Евангелия, иначе мы приносим славу лишь самим себе и оставляем людей в их грехе.

Эта статья взята и переведена из книги Майка и Мэза «Церковь в трудных местах» (Church in hard places, Crossway, 2015)